Досье

Дело 24 обвиняемых в службе в полку «Азов»

9 женщин и 15 мужчин (двое мужчин — заочно), которые в разное время проходили воинскую службу либо являлись вольнонаёмными служащими украинского полка специального назначения «Азов», обвиняются по ч. 4 ст. 35, ст. 278 УК РФ («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), и по ч. 1 и 2 ст. 205.5 УК РФ («Организация деятельности террористической организации или участие в ней», до пожизненного лишения свободы или 20 лет соответственно). Из них 11 мужчинам также вменяется ст. 205.3 УК РФ («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы). Лишены свободы с весны 2022 года.

Полное описание

Аврамова Елена Лазаревна родилась 3 августа 1973 года, гражданка Украины, имеет двоих детей; с 2020 года по 18 марта 2022 года проходила службу в полку специального назначения «Азов» в качестве повара в воинском звании солдата, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишена свободы с 31 марта 2022 года.

Бондаренко Нина Игоревна родилась 11 марта 1984 года, гражданка Украины, замужем, имеет несовершеннолетних детей; с 2020 года до 17 марта 2022 года проходила службу в полку специального назначения «Азов» в должности повара, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишена свободы с 17 марта 2022 года.

Бондарчук Алена Александровна родилась 29 ноября 1981 года, гражданка Украины; с 2018 года по март 2022 года проходила службу в полку специального назначения «Азов» в качестве повара и пекаря, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишена свободы с 17 марта 2022 года.

Гольфинер Наталья Владимировна родилась 9 января 1974 года, гражданка Украины, замужем; с апреля 2019 года по 15 января 2022 года проходила службу в полку «Азов» в качестве начальницы продовольственного склада — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишена свободы с 7 апреля 2022 года.

Гребешков Артём Сергеевич родился 25 февраля 1993 года, гражданин Украины, женат, имеет малолетнюю дочь; с 2017 года и до увольнения в связи со служебным несоответствием 14 мая 2021 года проходил службу по контракту в полку «Азов» в качестве ответственного за хранение и выдачу амуниции, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 16 апреля 2022 года.

Грецкий Артур Олегович родился 13 апреля 2002 года, гражданин Украины; проходил военную службу с 2020 года по 25 марта 2022 года в качестве наводчика-оператора БТР-3Е в воинском звании солдата, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 22 апреля 2022 года.

Грицык Анатолий Петрович родился 1 июня 1976 года, гражданин Украины, состоит в фактическом браке; с 2015 года и до апреля 2019 года, когда был уволен, являлся начальником штаба отряда в полку специального назначения «Азов», начальником отдела кадров, заместителем командира отряда по вооружению и технике в воинском звании подполковника, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 16 апреля 2022 года.

Ирха Александр Васильевич родился 23 февраля 1979 года, гражданин Украины; с 2015 года до своего увольнения в мае 2020 года проходил службу в полку специального назначения «Азов» в качестве механика-водителя в воинском звании старшего солдата, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с апреля 2022 года.

Ищенко Александр Александрович родился 13 июня 1969 года, гражданин Украины, женат; с 25 февраля 2022 года, когда добровольно вступил в территориальную оборону полка специального назначения «Азов» в качестве военного водителя, и до 26 марта 2022 года осуществлял охрану и оборону его боевых позиций — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 4 апреля 2022 года.

Жарков Олег Владимирович родился 21 декабря 1971 года, гражданин Украины, женат; вольнонаёмный разнорабочий в полку «Азов» с 2018 года до 1 марта 2022 года, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с марта 2022 года.

Ждамаров Ярослав Владимирович родился 15 марта 1993 года, гражданин Украины; с 2015 года до момента расторжения контракта 24 сентября 2019 года нёс службу в полку специального назначения «Азов» в должности сапёра и кинолога, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 23 апреля 2022 года.

Майборода Владислава Владимировна родилась 6 августа 2001 года, гражданка Украины, замужем; проходила службу в полку специального назначения «Азов» с 2020 и до 17 марта 2022 года в должности повара в воинском звании солдата, вышла с «Азовстали» 17 марта 2022 года, а 27 апреля 2022 была задержана — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишена свободы с апреля 2022 года.

Мижгородский Олег Дмитриевич родился 16 сентября 1979 года, женат, отец четверых малолетних детей; с 2016 до августа 2021 года, когда был уволен, проходил службу в полку спецназначения «Азов» в качестве водителя, командира автомобильного взвода, в воинском звании лейтенанта, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с весны 2022 года.

Мероченец Александр Александрович родился 15 января 1999 года, гражданин Украины, проходил службу с 2018 года по 25 марта 2022 года в полку специального назначения «Азов» в должности командира гранатомётного отделения в воинском звании младшего сержанта — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 13 апреля 2022 года.

Могитич Ирина Александровна родилась 5 октября 1981 года, гражданка Украины; с 2020 года до 12 февраля 2022 года проходила службу в полку специального назначения «Азов» в качестве повара — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишена свободы с 28 марта 2022 года.

Мухин Александр Александрович родился 5 января 1993 года, гражданин Украины; проходил службу в Полку специального назначения «Азов» в качестве стрелка и гранатомётчика в воинском звании старшего солдата с 2017 года по 2018 год, когда был уволен, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с весны 2022 года.

Паврианидис Лилия Витальевна родилась 16 декабря 1994 года, гражданка Украины; с февраля 2020 года по март 2022 года проходила воинскую службу в полку специального назначения «Азов» в качестве повара в воинском звании старшего солдата — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишена свободы с 17 марта 2022 года.

Руденко Лилия Муратовна родилась 18 марта 1984 года, гражданка Украины, имеет двоих несовершеннолетних детей; с 2020 года и до марта 2022 года проходила службу в полку специального назначения «Азов» в качестве повара в воинском звании старшего солдата, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишена свободы с 17 марта 2022 года.

Смыков Алексей Владимирович родился 29 октября 1996 года, гражданин Украины; с 2018 по 6 марта 2022 года проходил службу в полку спецназначения «Азов» в качестве снайпера, наводчика миномётного расчёта, пулемётчика, радиотелефониста-водолаза — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 6 марта 2022 года.

Текин Марина Олеговна родилась 30 апреля 1990 года, гражданка Украины, мать несовершеннолетней дочери; проходила службу в полку «Азов» с 2021 года до 17 марта 2022 года в должности повара в воинском звании солдата — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы) УК РФ. Лишена свободы с 25 апреля 2022 года.

Тимонин Никита Геннадьевич родился 29 декабря 1995 года, гражданин Украины, имеет несовершеннолетнюю дочь; проходил службу в полку специального назначения «Азов» с 2020 года до марта 2022 года в должности стрелка-гранатомётчика — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 13 апреля 2022 года.

Тышкул Олег Николаевич родился 27 марта 1969 года, гражданин Украины; с 2015 года и до момента увольнения 23 июля 2021 года проходил службу в полку специального назначения «Азов» в качестве инструктора (механика-водителя) роты специального назначения и на иных должностях в воинском звании лейтенанта — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 4 апреля 2022 года.

Касаткин Давид Георгиевич родился 2 декабря 1996 года; с 2015 года до 20 мая 2022 года проходил службу в полку специального назначения «Азов» в должности снайпера, пулемётчика, гранатомётчика, командира взвода в воинском звании старшего солдата, — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации», до пожизненного лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 20 мая 2022 года, обменян в рамках обмена военнопленными, обвиняется заочно.

Лабинский Дмитрий Васильевич родился 30 апреля 2000 года, украинец, гражданин Украины; проходил военную службу по контракту в полку специального назначения «Азов» с 22 января 2022 по 31 марта 2022 года в должности старшего пулемётчика 2 отделения 3 взвода оперативного назначения 1 роты оперативного назначения 1 батальона оперативного назначения, ранен при боестолкновении в Мариуполе — обвиняется по ч. 4 ст. 35, ст. 278 («Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации», до 20 лет лишения свободы), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности террористической организации», до 20 лет лишения свободы), ст. 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», до пожизненного лишения свободы) УК РФ. Лишён свободы с 31 марта 2022 года, обменян в рамках обмена военнопленными, обвиняется заочно.

Описание дела

Обвиняемые в судебном процессе — 9 женщин и 15 мужчин (двое мужчин — заочно), которые в разное время проходили воинскую службу либо являлись вольнонаёмными служащими полка специального назначения «Азов». С марта по 20 мая 2022 года полк «Азов» защищал мариупольский комбинат «Азовсталь». Некоторые из обвиняемых были взяты в лен в ходе военных действий весной 2022 года, другие были задержаны в разное время при попытках покинуть Мариуполь или при фильтрационных мероприятиях. В связи с большим количеством подсудимых женщин, служивших в «Азове» в должности поваров, это дело в российских СМИ называют «делом поварих».

По версии следствия, весь полк (ранее батальон, а впоследствии — бригада) специального назначения «Азов» является преступным террористическим образованием, созданным для насильственного захвата и удержания власти. Как следует из обвинительного заключения, «в период времени с 13.04.2014 по 05.05.2014 неустановленные должностные лица Министерства внутренних дел Украины, иных государственных органов и общественно-политических организаций Украины создали в г. Бердянск Запорожской области из гражданских формирований, участники которых придерживались идеологии неонацизма и национал-социализма, а также испытывали ненависть и враждебно относились к жителям Донецкой Народной Республики и Российской Федерации ввиду русской национальности указанных жителей и их политических взглядов, ориентированных на независимость Донецкой Народной Республики, межгосударственное сотрудничество Донецкой Народной Республики и Российской Федерации, структурированную военизированную организованную группу “Батальон особого назначения ‘Азов’”, действующую под единым руководством, члены которой добровольно объединились для совершения активных и вспомогательных действий, направленных на насильственный захват власти, насильственное удержание власти в нарушение Конституции Донецкой Народной Республики, насильственное изменение конституционного строя Донецкой Народной Республики с конечной целью ликвидации государственного суверенитета Донецкой Народной Республики и оккупации её территории, а также для осуществления террористической деятельности, совершения иных тяжких и особо тяжких преступлений против основ конституционного строя, безопасности Донецкой Народной Республики и общественной безопасности для получения как прямо, так и косвенно финансовой и иной материальной выгоды путём противоправного обращения в пользу членов организованной группы и лиц её создавших земли и других природных ресурсов, находящихся в собственности народа Донецкой Народной Республики, имущества граждан Донецкой Народной Республики, а также путём получения денежных средств, иного имущества из бюджета Украины и негосударственных источников финансирования, то есть создали преступную организацию.

Фактическими задачами “Батальон особого назначения ‘Азов’” под прикрытием официально декларируемых, состоящих в защите и охране жизни, прав, свобод и законных интересов граждан, охране общественного порядка и общественной безопасности, пресечении деятельности незаконных военизированных и вооружённых формирований и террористических организаций, являлись планирование, организация, подготовка и совершение действий, направленных на насильственное изменение основ конституционного строя Донецкой Народной Республики и нарушение территориальной целостности Донецкой Народной Республики; захват, присвоение и удержание властных полномочий в Донецкой Народной Республике; подрыв безопасности Донецкой Народной Республики; пропаганда идеологии насилия и практики воздействия на принятие решений органами государственной власти, органами местного самоуправления Донецкой Народной Республики, связанной с устрашением населения и иными формами противоправных насильственных действий; подстрекательство к террористическим актам на территории Донецкой Народной Республики; публичное оправдание терроризма и публичные призывы к осуществлению террористической деятельности на территории Донецкой Народной Республики; вербовка, вооружение, обучение и использование террористов; устрашение мирного населения Донецкой Народной Республики и создание опасности гибели граждан Донецкой Народной Республики, причинение им имущественного ущерба путём производства обстрелов из стрелкового, миномётного и артиллерийского вооружения населённых пунктов, инфраструктуры, мирных жителей и Народной милиции Донецкой Народной Республики, использования иных форм противоправных насильственных действий для дестабилизации органов власти Донецкой Народной Республики и воздействия на принятие ими решений; ограничение в правах, дискриминация и уничтожение коренного населения Донецкой Народной Республики, его вытеснение с территории Донецкой Народной Республики.

С целью завуалирования истинных преступных целей и задач, а также для легализации преступной организации, маскирования её неонацистской идеологии под видом патриотизма, обеспечения преступной организации необходимыми силовыми методами воздействия и соответствующими средствами “Батальон особого назначения ‘Азов’” неустановленными высшими должностными лицами Министерства внутренних дел Украины и иных государственных органов был формально введён в структуру Министерства внутренних дел Украины в виде батальона патрульной службы милиции особого назначения <…>

17.09.2014 в связи с увеличением численности “Батальон особого назначения ‘Азов’” неустановленными должностными лицами Министерства внутренних дел Украины с сохранением прежних фактических целей и задач реорганизован в “Полк специального назначения ‘Азов’”, который в период с ноября по декабрь 2014 года ввиду необходимости легализации его участия в боевых действиях и имеющегося армейского вооружения формально вошёл в состав 18-го полка оперативного назначения Восточного оперативно-территориального командования Национальной гвардии Украины, а с октября 2019 года — в состав 12-й бригады оперативного назначения Восточного оперативно-территориального командования Национальной гвардии Украины.

В соответствии с ч. 1 ст. 1 Закона Украины “О Национальной гвардии Украины” от 13.03.2014, Национальная гвардия Украины является военным формированием с правоохранительными функциями, которое входит в систему Министерства внутренних дел Украины.

<…> участники преступной организации “Батальон особого назначения ‘Азов’”, будучи работниками милиции Украины, а в последующем “Полка специального назначения ‘Азов’”, будучи военнослужащими Национальной гвардии Украины, имели распорядительные полномочия в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, то есть реально обладали властными полномочиями.

Структурные подразделения преступной организации “Полк специального назначения ‘Азов’” непосредственно совершали как отдельные, так и единые согласованные действия, направленные на совершение преступлений, а также выполняли иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступной организации и создание условий для совершения преступлений».

По мнению следствия, «в период с 05.05.2014 до 06.07.2014 участники преступной организации “Батальон особого назначения ‘Азов’” под видом проведения так называемой “антитеррористической” операции в ходе наступательных боевых действий против Народного ополчения Донецкой Народной Республики вторглись на территорию Донецкой Народной Республики и временно оккупировали её часть, а именно территорию побережья Азовского моря, в том числе г. Мариуполь, с. Урзуф, с. Юрьевка, предприняв меры к насильственному изменению конституционного строя Донецкой Народной Республики, где разместили объекты военного назначения указанной организации, произвели насильственный захват власти в нарушение Конституции Донецкой Народной Республики и насильственно удерживали власть в нарушение Конституции Донецкой Народной Республики вплоть до освобождения указанных территорий в ходе специальной военной операции союзных сил Донецкой Народной Республики и Российской Федерации в период с 24.02.2022 по 21.05.2022».

Аналогичным образом, по мнению следствия, батальон «Азов» оккупировал впоследствии и иные части «ДНР».

Все обвиняемые, «действуя умышленно по мотивам ненависти и вражды в отношении жителей Донецкой Народной Республики и Российской Федерации ввиду русской национальности указанных жителей и их политических взглядов, ориентированных на независимость Донецкой Народной Республики и межгосударственное сотрудничество Донецкой Народной Республики с Российской Федерацией, а также из корыстных мотивов с целью улучшения своего материального благосостояния путём получения высокого денежного довольствия и льгот участника боевых действий, противоправного обращения в свою пользу и в пользу других членов преступной организации, и лиц её создавших земли и других природных ресурсов, находящихся в собственности народа Донецкой Народной Республики, имущества граждан Донецкой Народной Республики, в военное время проходили военную службу в вышеуказанной преступной организации на различных должностях». При этом все военнослужащие и гражданские служащие полка «Азов», по мнению следствия, осознавали, что «Донецкая Народная Республика является суверенным государством и её территория имеет границы, определенные на день её образования».

Таким образом, сам факт прохождения службы либо осуществления какой-либо работы в «Азове» стал основанием для привлечения к ответственности всех подсудимых сразу по двум статьям Уголовного кодекса «ДНР»: ч. 4 ст. 34, ст. 323 Совершение преступной организацией действий, направленных на насильственный захват власти, насильственное удержание власти в нарушение Конституции Донецкой Народной Республики, а равно направленных на насильственное изменение конституционного строя Донецкой Народной Республики»ч. 2 ст. 234 Участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Донецкой Народной Республики признана террористической») (кроме Артёма Гребешкова, Анатолия Грицыка, Натальи Гольфинер, Давида Касаткина, Олега Мижгородского, Лилии Руденко и Олега Тышкула, которым в качестве второй статьи вменялась ч. 1 ст. 234 — «организация деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Донецкой Народной Республики признана террористической»).

Кроме того, Артём Гребешков, Артур Грецкий, Ярослав Ждамаров, Александр Ирха, Давид Касаткин, Дмитрий Лабинский, Александр Мероченец, Александр Мухин, Алексей Смыков, Никита Тимонин и Олег Тышкул,проходившие в «Азове» боевую подготовку, дополнительно были обвинены по ст. 232 УК «ДНР»(«Прохождение лицом обучения, заведомо для обучающегося проводимого в целях осуществления террористической деятельности, совершения преступления, предусмотренного ст. 323 УК Донецкой Народной Республики, в том числе приобретение знаний, практических умений и навыков в ходе занятий по физической и психологической подготовке, при изучении способов совершения указанного преступления, правил обращения с оружием»).

По версии обвинения, они «проходили курс боевой подготовки молодого бойца под руководством специалистов-инструкторов, в процессе которого в ходе занятий по физической, тактической, огневой, топографической, военно-инженерной, медицинской подготовке приобретали знания, практические умения и навыки ведения боевых действий в различных условиях, изучали правила обращения со стрелковым оружием и ведения прицельной стрельбы из стрелкового оружия, а также правила оказания первой медицинской помощи, получили психологическую подготовку». Полученную специализированную военную подготовку они «намеревались применять на практике на территории Донецкой Народной Республики против жителей Донецкой Народной Республики и военнослужащих Народной милиции Донецкой Народной Республики во время боевых действий, направленных на насильственный захват власти и территории Донецкой Народной Республики, насильственное удержание власти в нарушение Конституции Донецкой Народной Республики, препятствование восстановлению конституционного строя Донецкой Народной Республики и функционированию конституционной системы власти Донецкой Народной Республики».

Обстоятельствами, отягчающими наказание ряда обвиняемых, следствие посчитало «совершение преступления по мотивам политической и национальной ненависти и вражды, совершение преступления в условиях иного общественного бедствия — военного времени, а также совершение преступления с использованием оружия».

После проведения на оккупированных территориях так называемого референдума и аннексии «ДНР» Российской Федерацией в сентябре-октябре 2022 года ко всем обвиняемым были применены нормы Уголовного Кодекса РФ. В связи с этим суд рассматривает совершённое ими по ч. 4, ст. 35, ст. 278 УК РФ, ч. 2 ст. 205.5 УК РФ (ч. 1 ст. 205.5 УК РФ в случае семи предполагаемых организаторов) и ст. 205.3 УК РФ соответственно.

Часть подсудимых участвовали в обороне Мариуполя и комбината «Азовсталь», женщины-повара находились на территории комбината и готовили пищу для военнослужащих полка. В марте-апреле все они вынуждены были выйти из обороняемого укрытия и были задержаны при попытке покинуть зону боевых действий или впоследствии при «зачистках» Мариуполя и «фильтрационных мероприятиях» либо были взяты в плен, получив ранения.

Ещё несколько подсудимых были задержаны у себя дома: в обороне Мариуполя и «Азовстали» они не участвовали, некоторые уволились или были уволены из полка «Азов» за несколько лет до этих событий. Так, например, бывший заместитель командира полка Анатолий Грицык, уволившийся и вышедший в отставку в 2019 году, на момент 24 февраля 2022 года занимался мелким бизнесом в городе Мангуш под Мариуполем, где и был задержан. «Пришли к нему домой, издевались над ним и над женой. Когда действующий состав “Азова” был на “Азовстали”, Толю заключили в тюрьму, видимо, для того, чтобы сказать, что вот они схватили “птичку” большую, целого заместителя командира. Хотя на тот момент он никакого отношения к армии уже не имел», — рассказала «ВВС Украина» сестра Анатолия — Наталья Грицик.

Аналогично в судебном заседании адвокат Ирины Могитич Павел Косован указал на то, что его подзащитной вменяется преступление, совершенное до признания «Азова» террористической организацией. «Прошу уголовное дело в отношении Могитич прекратить в связи с отсутствием состава преступления», — заявил он, возражая против привлечения своей подзащитной к ответственности по ст. 205.5 УК РФ. Как следует из материалов уголовного дела, после начала полномасштабного вторжения РФ в Украину Ирина Могитич (как и другая обвиняемая, Наталья Гольфинер) отказалась выходить на службу. Ходатайство судья отклонил, но сохранил право заявить его в последующих заседаниях.

Таким образом, следствие обвиняет этих фигурантов по тем же статьям, что и тех, кто участвовал в отражении российской агрессии на территории Мариуполя.

Большинство обвиняемых в судебном процессе свою вину не признали. Ещё несколько человек признали свою вину частично, подтвердив лишь факт службы в батальоне «Азов», остальные заявили, что выразят своё отношение к обвинению в ходе прений сторон.

Обвинительное заключение подписал старший следователь по особо важным делам следственного отдела следственного управления Генеральной прокуратуры «ДНР» младший советник юстиции Вадим Евгеньевич Косырев, утвердил заместитель Генерального прокурора «ДНР» старший советник юстиции Роман Юрьевич Белоус.

19 июля 2023 года начались судебные заседания в Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону. Дело рассматривает коллегия из трёх федеральных судей под председательством федерального судьи Вячеслава Алексеевича Корсакова.

Основания признания политзаключёнными

Как известно, 6 апреля 2014 года на территории Украины участники пророссийских митингов начали захватывать городские администрации и отделы милиции в Донецке, а 7 апреля была провозглашена «народная республика». После захвата российским отрядом под руководством Игоря Гиркина города Славянска так называемые народные республики, провозглашённые в Донецке и Луганске, смогли взять эти города под контроль и начали боевые действия против регулярной украинской армии.

11 мая 2014 года сепаратисты провели «референдум» о независимости на подконтрольной им части Донецкой области. При этом «ДНР» не была признана не только Украиной и абсолютным большинством стран мира — до 2022 года их суверенитет на официальном уровне не признавала и Россия. Несмотря на просьбу главы «ДНР» Дениса Пушилина принять самопровозглашённое «государство» в состав России, пресс-служба президента в мае 2014 года ограничилась лишь заявлениями об «уважении к волеизъявлению населения Луганской и Донецкой областей».

Так продолжалось вплоть до 21 февраля 2022 года, когда российские власти приняли окончательное решение о полномасштабном вторжении в Украину, и глава образования «попросил» Путина о признании «ДНР» и о сотрудничестве в сфере обороны (аналогичная просьба поступила к Путину и от главы ЛНР). Путин выполнил эту просьбу, выступив с обращением к гражданам России. 22 февраля Совет Федерации разрешил использовать российские войска за рубежом, а 23 февраля главы «ДНР» и «ЛНР» обратились к Путину за военной помощью. Разумеется, всё это было лишь последовательно разыгранным спектаклем, необходимым для придания видимости легитимности развязыванию полномасштабной войны.
2 марта 2022 года Генеральная Ассамблея ООН своей резолюцией констатировала, что война Российской Федерации против Украины нарушает п. 4 ст. 2 Устава ООН и является применением государством вооружённой силы против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, то есть агрессией.

В 1946 году Международный военный трибунал постановил, что агрессия является «высшим международным преступлением». Ст. 51 Устава ООН подтверждает «неотъемлемое право на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдёт вооружённое нападение» на независимое государство.

Таким образом, с точки зрения международного права военные действия РФ против Украины незаконны и преступны, а действия Украины по защите от агрессии — законны и обоснованы. Согласно Конституции Украины, территория так называемой «ДНР» была и остаётся законной территорией Украины, находящейся под оккупацией, а действия бойцов батальона, а впоследствии полка (бригады) специального назначения «Азов», с точки зрения как украинского, так и международного права, — законными действиями по восстановлению конституционного порядка и отражению военной агрессии.

Исходя из описанной выше последовательности событий, связанных с оккупацией украинских территорий, представляется неправомерным привлечение бойцов и вольнонаёмных служащих «Азова» к ответственности по ст. 278 УК РФ — за «действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации», поскольку захват власти и её насильственное удержание на украинских территориях, напротив, осуществлялся не бойцами «Азова», а самой самопровозглашённой «ДНР» при негласной, а затем и открытой поддержке Вооружённых сил Российской Федерации. В то же время сама Конституция РФ в описываемый период даже формально с точки зрения российского законодательства не имела отношения к действиям военнослужащих «Азова».

Также мы полагаем, что обвинение в участии в деятельности террористической организации (ч. 2 ст. 205.5 УК РФ), предъявляемое подсудимым, является незаконным и беспредметным, поскольку их судят не за совершение каких-то конкретных террористических действий или военных преступлений, а за сам факт принадлежности к полку «Азов», который цинично и абсурдно, без каких-либо минимальных на то юридических оснований объявлен террористической организацией. Ещё более абсурдным представляется обвинение семи фигурантов в организации деятельности такой организации (ч. 2 ст. 205.5 УК РФ), особенно в случае поваров Натальи Гольфинер и Лилии Руденко.

Решение Верховного Суда Российской Федерации о признании «Азова» террористической организацией, принятое 2 августа 2022 года по требованию Генеральной Прокуратуры РФ и запретившее деятельность подразделения на территории РФ, мы считаем незаконным, поскольку полагаем территорию так называемой «ДНР» оккупированной российскими войсками территорией Украины, а само решение суда — принятым в пропагандистских целях оправдания российской военной агрессии. Кроме того, отдельно мы отмечаем, что данное решение суда было принято уже после задержания практически всех подсудимых, вследствие чего, в соответствии с положением ч. 1 ст. 10 УК РФ, устанавливающим, что уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет, они не могут привлекаться к ответственности по статье ч. 2 ст. 205.5 УК РФ.

Аналогичным образом, решение «Верховного Суда ДНР» о признании полка «Азов» террористической организацией, принятое 21 июня 2016 года, также не может быть признано нами легитимным, поскольку само образование «Донецкая народная республика», как уже было указано выше, само является нелегитимным по факту своего незаконного самопровозглашения при активном участии России, насадившей марионеточные режимы, способные существовать лишь благодаря её явной и полугласной поддержке. Именно таким образом были отторгнуты и объявлены «независимыми» украинские территории, впоследствии вошедшие в состав РФ.

Объявление «Азова» террористической организацией на территории России, очевидно запланированное с прицелом на показательные процессы над украинскими военными, явилось основанием для обвинений России многими экспертами в нарушении положений Женевской конвенции от 12 августа 1949 года об обращении с военнопленными, поскольку это дало возможность преследовать комбатантов за сам факт участия в вооружённом конфликте на одной из сторон, а именно — за выполнение своего воинского долга и вооружённое сопротивление агрессору.

В частности, тревогу по поводу объявления «Азова» террористической организацией выразило Управление Верховного комиссара ООН по правам человека. По словам его представительницы Равины Шамдасани, лица, имеющие статус военнопленного, обладают иммунитетом и не могут быть привлечены к ответственности за участие в военных действиях в ходе вооружённого конфликта.

Действительно, как указывает ст. 4 названной Женевской Конвенции, в первую очередь, «военнопленными, по смыслу настоящей Конвенции, является попавший во власть неприятеля личный состав вооружённых сил стороны, находящейся в конфликте».

Батальон «Азов», созданный в начале 2014 года как добровольческое формирование, с ноября того же года официальным приказом был включён в состав 18-го полка оперативного назначения Восточного оперативно-территориального командования Национальной гвардии Украины, а с октября 2019 года — в состав 12-й бригады оперативного назначения Восточного оперативно-территориального командования Национальной гвардии Украины. Всё это российское следствие не отрицает, а прямо указывает в обвинительном заключении. Полк получает официальное вооружение в МВД Украины, а также финансируется из бюджета государства, получает приказы из единого центра, командования Вооружёнными силами, и выполняет общие с остальными воинскими подразделениями боевые цели и задачи.

Следует отметить, что на начальном этапе существования «Азова» (в 2014–2015 годах) часть его личного состава были выходцами из националистических и неонацистских организаций, кроме того, в тот период к «Азову» примкнули и иностранные добровольцы, в т.ч. российские неонацисты. Однако, в последние годы и на настоящий момент «Азов» гораздо менее политизирован, он, в целом, превратился в ординарное, подчиняющееся воинскому уставу и полностью интегрированное в структуру Национальной Гвардии Украины подразделение. Лица, проходившие в нём воинскую службу по контракту либо работавшие в качестве вольнонаёмных служащих, являются, таким образом, не «террористами», а комбатантами, пользующимися при попадании в плен всеми соответствующими правами. В любом случае нет никаких оснований для объявления этого официального воинского подразделения Украины, действующего на ее территории, террористической организацией судом РФ.

Исходя из легального статуса полка (бригады) специального назначения «Азов», представляется абсурдным объявление криминальным «корыстным мотивом улучшения своего благосостояния и получения иных благ» желание лиц, служащих по контракту или в качестве вольнонаёмных служащих, получать денежное и вещевое довольствия или заработную плату, а также льготы, официально полагающиеся участникам боевых действий. Особо циничным выглядит и приписывание целей «удержания и захвата власти», а также «участия в террористической организации» восьми женщинам-поварихам и одной заведующей складом, даже не участвовавшим в боевых действиях, а заключившим соглашение о службе по контракту и исполнявшим служебные обязанности на кухне и на складе в соответствии со своими должностными инструкциями, — и заключение их под стражу в этой связи.

Аналогичным образом мы считаем неприменимой к подсудимым статью ст. 205.3 УК РФ — «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», так как бойцы, проходившие обучение в «Азове», обучались боевым навыкам не с целью «осуществления террористической деятельности», а с целью осуществления легитимно возложенных на них боевых и иных задач в рамках установленной в любых регулярных воинских подразделениях процедуры. Такое обучение являлось частью и условием прохождения ими военной службы и не может, как и сам факт прохождения военной службы (в том числе — и в период военных действий) влечь за собой уголовную ответственность.

Военнослужащие «Азова», которые, как и «следовавший за ними гражданский персонал», как уже было указано выше, согласно Женевской конвенции об обращении с военнопленными, являются военнопленными. Следовательно, незаконным является не только их привлечение к уголовной ответственности за факт прохождения воинской службы и участие в вооружённом конфликте, но и их допросы и иные процессуальные действия, совершаемые с ними в качестве обвиняемых. Конвенция подробно регламентирует обращение с военнопленными — в частности, ст. 17 устанавливает, что недопустимо осуществлять следственные действие с военнослужащим, оказавшимся в плену, в связи с самим фактом их принадлежности к вооружённым силам противоборствующей стороны. Военнопленный обязан сообщить только свою фамилию, имя и звание, дату рождения и личный номер. Ни при каких обстоятельствах его нельзя принуждать давать какие-либо иные сведения. Следовательно, самим фактом осуществления уголовного производства права этих лиц уже были грубо нарушены.

Как следует из обвинительного заключения, подсудимые были неоднократно и подробнейшим образом допрошены по самым разным обстоятельствам прохождения ими воинской службы или работы в полку специального назначения «Азов». Само содержание их под стражей в условиях следственного изолятора вопреки положениям Конвенции является, на наш взгляд, способом оказания давления. При этом при получении показаний особый акцент делался на формирование доказательств националистической идеологии, характеризующей подразделение, ненависти к русским и населению «Донецкой народной республики» среди личного состава «Азова».

В ситуации столь грубых нарушений норм международного права мы полагаем, что никакие показания, данные подсудимыми, не могут считаться допустимыми и достоверными, поскольку они получены вне рамок установленной процедуры, а также существует крайне высокий риск того, что они были даны под давлением. Существует большое количество свидетельств нарушения Российской Федерацией Конвенции об обращении с военнопленными в части применения к ним жестокого обращения, мучительных условий содержания, отсутствия нормального питания и медицинского обслуживания, оскорблений, издевательств, избиений и пыток. Информация об этом, в частности, содержится в докладе о насилии над пленными миссии ООН, при этом представители миссии, как и Красного Креста, к украинским военнопленным не допускаются. «Новая газета», основываясь на тексте доклада, пишет о крайне предвзятом негативном отношении сотрудников российских мест лишения свободы к бойцам полка «Азов», которых они под влиянием российской пропаганды считают убеждёнными нацистами и относятся к ним с особой жестокостью.

Все обвинения, предъявленные подсудимым, на наш взгляд, являются абсурдными, а лишение их свободы и процедура уголовного преследования и предания суду грубо противоречат нормам международного права. На протяжении почти полутора лет в нарушение Женевской конвенции об обращении с военнопленными подсудимые находятся в условиях СИЗО, при этом женщины-матери разлучены со своими несовершеннолетними детьми, а в дальнейшем все подсудимые могут получить огромные сроки лишения свободы. С точки зрения международного права совокупность нарушений, допущенных российской стороной в отношении военнопленных, может быть расценена как военное преступление.

Одновременно с рассмотрением дела против участников «Азова» суд в Ростове-на-Дону рассматривает дело против 18 участников украинского батальона «Айдар», которых обвиняют по схожим статьям. Очевидно, что эти дела должны положить начало массовым процессам над украинскими военнослужащими за сам факт принадлежности к Вооружённым силам Украины и участия на стороне обороняющегося государства в развязанном Россией военном конфликте.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу ликвидированного государством Правозащитного центра «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное дело против 24 человек, связанных с полком «Азов», является политически мотивированным, направленным на упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий. Лишение свободы было применено к ним в нарушение права на справедливое судебное разбирательство и иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, а также Женевской конвенцией об обращении с военнопленными.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает Елену Аврамову, Нину Бондаренко, Алёну Бондарчук, Наталью Гольфинер, Артёма Гребешкова, Артура Грецкого, Анатолия Грицыка, Олега Жаркова, Ярослава Ждамарова, Александра Ирху, Александра Ищенко, Владиславу Майбороду, Александра Мероченца, Ирину Могитич, Олега Мижгородского, Александра Мухина, Лилию Паврианидис, Лилию Руденко, Алексея Смыкова, Марину Текин, Никиту Тимонина и Олега Тышкула политическими заключёнными, а Давида Касаткина и Дмитрия Лабинского — незаконно преследуемыми по политическим мотивам и требует немедленного освобождения лиц, содержащихся под стражей, прекращения уголовного преследования всех обвиняемых и соблюдения в их отношении норм международного права.

Признание людей политзаключёнными не означает ни согласия проекта «Поддержка политзаключённых. Мемориал» с их взглядами и действиями, ни одобрения этих взглядов и действий.

Адвокат Олега Мижгородского, Владиславы Майбороды и Александра Мухина — Елена Беликова,
адвокат Дмитрия Лабинского — Роман Ивлев,
адвокат Лилии Паврианидис, Никиты Тимонина, Алексая Смыкова, Александра Ищенко и Олега Тышкула — Елена Веснина,
адвокат Алёны Бондарчук, Александра Ирхи и Натальи Гольфинер — Наталья Медведева,
адвокат Лилии Руденко и Нины Бондаренко — Виктор Гришко,
адвокат Ирины Могитич — Павел Косован,
адвокат Елены Аврамовой — Николай Каракаш,
адвокат Анатолия Грицыка — Вячеслав Блохин,
адвокат Олега Жаркова — Сергей Литивишко,
адвокат Артёма Гребешкова — Всеволод Илейко,
адвокат Александра Мероченеца, Давида Касаткина и Артура Грецкого — Вячеслав Ластовецкий,

адвокат Ярослава Ждамарова — Вячеслав Рыжих,
адвокат Марины Текин — Валерий Акопян.

Публикации в СМИ:

Настоящее время. В Ростове-на-Дону начался суд над 22 «азовцами». В офисе президента Украины этот судебный процесс назвали «военным преступлением».

Активатика. «Как и за что в России судят участников батальона «Азов»

Дата обновления справки: 12.01.2024 г.

Новости по теме

12 Янв, 2024 | 15:49

Мы считаем политзаключёнными военнопленных из украинского полка «Азов»

  • Аврамова Елена Лазаревна
    Подробнее
  • Бондаренко Нина Игоревна
    Подробнее
  • Бондарчук Алена Александровна
    Подробнее
  • Гольфинер Наталья Владимировна
    Подробнее
  • Гребешков Артём Сергеевич
    Подробнее
  • Грецкий Артур Олегович
    Подробнее
  • Грицык Анатолий Петрович
    Подробнее
  • Политзаключённый Александр Ирха
    Ирха Александр Васильевич
    Подробнее
  • Преследуемый по политическим мотивам по делу Артподготовки Вячеслав Добрынин. Поддержка политзаключённых. Мемориал
    Ищенко Александр Александрович
    Подробнее
  • Политзаключённый Олег Жарков
    Жарков Олег Владимирович
    Подробнее
  • Ждамаров Ярослав Владимирович
    Подробнее
  • Майборода Владислава Владимировна
    Подробнее
  • Преследуемый по политическим мотивам по делу Артподготовки Вячеслав Добрынин. Поддержка политзаключённых. Мемориал
    Мижгородский Олег Дмитриевич
    Подробнее
  • Мероченец Александр Александрович
    Подробнее
  • Могитич Ирина Александровна
    Подробнее
  • Мухин Александр Александрович
    Подробнее
  • Паврианидис Лилия Витальевна
    Подробнее
  • Руденко Лилия Муратовна
    Подробнее
  • Смыков Алексей Владимирович
    Подробнее
  • Текин Марина Олеговна
    Подробнее
  • Тимонин Никита Геннадьевич
    Подробнее
  • Тышкул Олег Николаевич
    Подробнее
  • Преследуемый по политическим мотивам по делу Артподготовки Вячеслав Добрынин. Поддержка политзаключённых. Мемориал
    Касаткин Давид Георгиевич
    Подробнее
  • Преследуемый по политическим мотивам по делу Артподготовки Вячеслав Добрынин. Поддержка политзаключённых. Мемориал
    Лабинский Дмитрий Васильевич
    Подробнее