Дроздов Павел Владимирович

Дроздов Павел Владимирович родился в 1981 году, живёт в городе Воркуте Республики Коми. Дважды приговорён Воркутинским городским судом:

9 ноября 2022 года — по ч. 4 ст. 228.1 УК РФ («Незаконный сбыт наркотических средств организованной группой или в крупном размере», до 20 лет лишения свободы). Наказание предположительно было связано с лишением свободы.

21 декабря 2023 года — по п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ («Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об использовании ВС РФ», до 10 лет лишения свободы). Наказание неизвестно. По этому делу 29 июня 2023 года была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Полное описание

По версии следствия, изложенной в СМИ в августе 2022 года, Дроздов создал в одном из мессенджеров группу, в которую входили не менее 28 участников. В этой группе он разместил две видеозаписи, «содержащие заведомо ложные сведения о российских вооружённых силах». Также Дроздов оставил в публичных сообществах в Интернете комментарии «с несоответствующими действительности сведениями». Одновременно Дроздову было предъявлено обвинение в незаконном сбыте наркотических средств (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ).

9 ноября 2022 судья Воркутинского городского суда Республики Коми Артур Юрьевич Худяков признал Дроздова виновным по делу о сбыте наркотиков; конкретное содержание приговора неизвестно, но, скорее всего, в качестве наказания было назначено лишение свободы.

Этим же решением уголовное дело по обвинению в распространении «фейков» (п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ) в отношении Дроздова судья вернул в прокуратуру, обнаружив противоречия в обвинении. В частности, в обвинительном заключении было сказано, что Дроздов придерживается пацифистских взглядов, и одновременно мотивом его действий была названа ненависть к военнослужащим.

Данное решение суда первой инстанции было подтверждено апелляционным определением Верховного суда Республики Коми от 20 января 2023 года.

29 июня 2023 года Третий кассационный суд общей юрисдикции отменил решение о возвращении дела в прокуратуру и направил его на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Этим же постановлением кассационного суда в отношении Дроздова была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

27 июля 2023 года дело в отношении Дроздова по обвинению в распространении «фейков» вновь поступило в Воркутинский городской суд Республики Коми и сейчас находится на рассмотрении по существу у судьи Михаила Юрьевича Никитина.

Признаки политической мотивации и незаконности лишения свободы

Неправовой характер статьи 207.3 УК РФ

Через неделю после начала полномасштабного российского вторжения в Украину, 4 марта 2022 года, Государственная Дума РФ в чрезвычайном порядке (не в виде отдельных законопроектов, а путём внесения поправок в другие, уже принятые в первом чтении) приняла законы о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс. Эти законы запрещают призывы к санкциям, распространение фейков о российских вооружённых силах, их дискредитацию, а также призывы к «воспрепятствованию их использования». В тот же день законы одобрил Совет Федерации РФ, и уже вечером их подписал президент. Поправки вступили в силу со дня официального опубликования — 5 марта 2022 года.

Состав преступления, предусмотренного новой ст. 207.3 УК РФ, сформулирован следующим образом: «Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности, а равно содержащей данные об исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях».

Мы полагаем, что эта статья противоречит как российской Конституции и международным обязательствам РФ, так и базовым принципам права.

Согласно ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, «Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений, … имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору».

Ограничения пользования этими правами «должны быть установлены законом и являться необходимыми: для уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

Аналогичные гарантии содержатся в ст. 29 Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова. Ограничения этих свобод связаны с запретом пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства, а также с государственной тайной.

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Ограничения свободы выражения, установленные ст. 207.3 УК РФ, со всей очевидностью не служат тем целям, для достижения которых такие ограничения могли бы быть установлены.

Важно отметить, что ограничение свободы выражения не предусмотрено законом даже в условиях военного положения, при котором, согласно пп. 5 и 15 п.2 ст. 7 ФКЗ «О военном положении»,допускаетсялишь введение «военной цензуры за почтовыми отправлениями и сообщениями, передаваемыми с помощью телекоммуникационных систем, контроля за телефонными переговорами» и «приостановление деятельности политических партий, других общественных и религиозных объединений, ведущих пропаганду и (или) агитацию, а равно иную деятельность, подрывающую в условиях военного положения оборону и безопасность Российской Федерации». Тем более нет оснований для подобных ограничений в ситуации, когда военное положение не введено.

Не менее значимо то, что сами по себе формулировки статьи не позволяют заранее определить, какие высказывания являются правомерными, а какие запрещёнными. Гражданин не может заранее знать, какие его высказывания, какая информация могут быть сочтены в данном контексте ложными, подпадающими под действие этой нормы.

На этот счёт Конституционный Суд РФ высказывал своё мнение в ряде правовых позиций. Согласно им неоднозначность, неясность и противоречивость регулирования закона недопустимы, поскольку, препятствуя надлежащему уяснению его содержания, открывают перед правоприменителем возможности неограниченного усмотрения, ослабляющего гарантии конституционных прав и свобод (в частности, постановления КС от 20 декабря 2011 года № 29-П, от 2 июня 2015 года № 12-П, от 19 июля 2017 года № 22-П).

Фактически нормы ст. 207.3 УК РФ позволяют преследовать за высказывание любого мнения о использовании Вооружённых Сил РФ и деятельности её государственных органов за границей. Суждения о том, имеют ли упомянутые в статье действия цели «защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности» или нет, по своей природе являются оценочными, то есть выражают мнение.

Но даже и применительно к сведениям, т.е. высказываниям о фактах, в условиях ведения военных действий и конкуренции противоречивой информации из разных источников исключительно сложно судить об их правдивости или ложности. Тем более невозможно установление заведомости, т.е. умысла на распространение ложных сведений.

Упомянутые органические дефекты ст. 207.3 УК РФ определяют её неправовой характер, вследствие которого даже её добросовестное применение является недопустимым. Однако и сам факт срочного внесения указанной статьи в Уголовный кодекс немедленно после начала полномасштабной вооружённой агрессии против Украины, и сопровождавшая её рассмотрение и принятие риторика официальных лиц, и, главное, контекст её применения — ведущиеся боевые действия и сопутствующая им государственная военная пропаганда — исключают подобную добросовестность. В ситуации, когда единственными правдивыми сведениями и оценками объявляются сведения и оценки официальных российских источников, не только оправдывающих агрессивную войну и отрицающих многочисленные свидетельства гибели мирных жителей в результате российских ударов и военных преступлений, совершаемых российскими силами, но и запрещающих называть события, с любой точки зрения, являющиеся войной, словом «война», применение этой неправовой по своей природе статьи УК также имеет исключительно недобросовестный и неправовой характер. Основанием для уголовного преследования становятся как правомерные мнения, оценивающие войну и связанные с ней обстоятельства, так и утверждения о задокументированных и подтверждённых фактах.

Квалифицирующие признаки части 2 этой статьи, предусматривающей ужесточение наказания вплоть до 10 лет лишения свободы, зачастую носят субъективный характер, так пункт «д» предусматривает наличие «мотива политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотива ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». В современных условиях доказывание присутствия такого мотива сводится к простой декларации следствием его наличия. Вместе с тем, исходя из того, что любое выступление против войны само по себе является общественно полезным и не имеет вовсе никакой общественной опасности, ни один из квалифицирующих признаков, если он не образует самостоятельного состава преступления, не может рассматриваться как усиливающий общественную опасность деяния.

Исходя из изложенного, Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает, что ст. 207.3 УК РФ носит антиправовой характер, создана для осуществления политических репрессий против критиков власти и должна быть отменена. Любые преследования по этой статье являются неправомерными и должны быть прекращены.

Другие признаки политической мотивированности преследования

Несмотря на скудность информации о содержании публикаций, которые вменяются Дроздову, суть ст. 207.3 УК РФ и доступные сведения в сочетании с судебными решениями по этому обвинению дают возможность составить представление об этом уголовном деле.

Выше подробно описано, почему мы считаем, что вменяемая статья является антиправовой, а также что её применяют исключительно для осуществления политических репрессий за антивоенные высказывания.

Известно, что основанием для уголовного преследования Дроздова стали два видео, которые он выложил в группе в мессенджере, а также комментарии, оставленные им в интернет-сообществах. Очевидно, эти материалы носили антивоенный характер — такие высказывания сами по себе не могут быть расценены как преступления только на этом основании и являются, напротив, общественно-полезными деяниями в соответствии с духом и принципами права. Поэтому размещение указанных материалов Дроздовым не может и не должно являться причиной его уголовного преследования и тем более помещения под стражу.

Также представляет интерес обнаруженное судом первой инстанции и утверждённое судом второй инстанции противоречие в обвинительном заключении. В данном случае «взаимоисключающими суждениями признаны выводы субъекта расследования о том, что Дроздов П.В. руководствовался принципами пацифизма, то есть идеологии неприменения насилия, при этом действовал по мотивам политической, идеологической ненависти в отношении военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации». Это несоответствие, хоть и признанное впоследствии незначительным судом кассационной инстанции, дополнительно подчёркивает антивоенную направленность публикаций и убеждений Дроздова.

Дело против Павла Дроздова является частью череды уголовных дел против тех, кто открыто высказывается против войны. В настоящее время независимому правозащитному проекту «Поддержка политзаключённых. Мемориал» известно о не менее чем 50 случаях неправомерного лишения свободы по ч. 2 ст. 207.3 УК РФ.Всего же у нас есть информация об уголовном преследовании более 120 человек за антивоенную позицию.

Мы не можем исключать, что дело о по статье о сбыте наркотиков (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ) появилось как производное от политического преследования Дроздова и содержит нарушения. Однако поскольку нам неизвестны подробности обвинения и приговора, а преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 228.1 УК РФ является более тяжким, чем предусмотренное ч. 2 ст.207.3 УК РФ, и по всей видимости, в первую очередь, лишение свободы было связано именно с ним, мы не можем признать его политическим заключённым.

Тем не менее, независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу тематической Программы ликвидированного государством ПЦ «Мемориал», согласно Международному руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное преследование и содержание под стражей Павла Дроздова по ст.207.3 УК РФ политически мотивированны и незаконны, направлены на недобровольное прекращение или изменение характера публичной деятельности критиков власти, а также на устрашение общества в целом, т.е. упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий. Постановление о заключении его под стражу в качестве меры пресечения по ст. 207.3 УК было вынесено в нарушение прав на свободу выражения и на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ и Международным пактом о гражданских и политических правах.

Мы требуем прекращения преследования Павла Дроздова по неправовой ст. 207.3 УК РФ.

Включение людей в список лиц, подвергающихся уголовному преследованию, в котором с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьёзного нарушения закона, не означает их признания политзаключёнными. Равно включение людей в такой список не означает ни согласия с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокат: Роман Соловьев.

Публикации в СМИ:

ОВД-Инфо. Дело жителя Воркуты о военных «фейках» вернулось в суд первой инстанции

ОВД-Инфо. Суд вернул в прокуратуру дело о «фейках» про армию РФ, заведенное на жителя Воркуты

ОВД-Инфо. В Воркуте завершилось расследование дела о «фейках» про российскую армию

Дата обновления справки: 16.12.2023 г.