Вильчевский Ярослав Борисович

Вильчевский Ярослав Борисович, родился 19 декабря 1990 года, житель Владивостока, работал кладовщиком; музыкант и организатор фестивалей, гражданский активист, анархист. 27 июня 2023 года 1-м Восточным окружным военным судом приговорён по ч. 2 ст. 205.2 УК РФ («Публичное оправдание терроризма, совершённое с использованием сети “Интернет”») к 2 годам колонии общего режима. Суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения. Лишён свободы с 4 января 2023 года.

Полное описание

31 октября 2018 года в Архангельске местный 17-летний анархист Михаил Жлобицкий совершил на проходной УФСБ по Архангельской области самоподрыв, в результате которого он погиб, а трое сотрудников ФСБ получили ранения. В связи с тем, что перед терактом он написал текст, в котором заявил, что совершил его, протестуя против пыток левых активистов сотрудниками ФСБ и фабрикации уголовных дел в их отношении, его действия приобрели значительную известность в интернет-среде, вызвав активное (в т.ч. сочувственное) обсуждение его мотивов как анархистами, так и лицами других взглядов. Ответом силовых структур стали многочисленные уголовные дела об оправдании терроризма, при этом кампания продолжается до сих пор: правоохранители выискивают в Интернете старые и новые посты, где пользователи сочувствуют Жлобицкому. Одним из попавших под уголовное преследование стал житель Владивостока Ярослав Вильчевский.

Вильчевский осуждён за то, что 8 ноября 2022 года в администрируемом им сообществе «АнархоПозитив» в социальной сети VK разместил сообщение о погибшем Михаиле Жлобицком, содержащее слова: «Во времена страха и апатии, когда большинство движений разгромлены и кажется, что все потеряно, мы можем черпать силу и вдохновение в храбрости этого мальчика из Архангельска. Ведь он пожертвовал своей жизнью ради каждого из нас, прекрасно понимая, что, скорее всего, погибнет при взрыве». В настоящее время публикация из сообщества удалена. В обвинительном заключении и приговоре упоминается, что текст начинался со слов «Пост из Тграм-а…» и завершался словами «Помнить — значит бороться».

Таким образом, по мнению следствия, Вильчевский совершил оправдание терроризма с использованием сети «Интернет» (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ). 4 января 2023 года у Ярослава Вильчевского прошёл обыск, а сам он был задержан и по постановлению суда водворён в СИЗО.

В соответствии с заключением привлечённого следствием эксперта АНО «Пензенская лаборатория судебной экспертизы» от 22 февраля 2023 года, в опубликованном тексте «содержатся лингвистические и психологические признаки заявлений о признании идеологии и практики терроризма (идеологии насилия и практики воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления, связанные с устрашением населения и иными формами противоправных, насильственных действий) правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. Текстовый материал выражен в форме мнения».

Свою вину Ярослав признал ещё на стадии следствия, видеоролик с его «раскаянием» опубликовал Telegram-канал «Оперативные сводки». В суде он также признал свою вину.

Обвинительное заключение подписал следователь 1 отделения следственного отдела УФСБ России по Приморскому краю лейтенант юстиции В.И. Захарчук, утвердил заместитель прокурора Приморского края старший советник юстиции Д.И. Попов. Обвинение в процессе поддерживала прокурор отдела прокуратуры Приморского края Н.Н. Лесихина.

27 июня 2023 года Ярослав Вильчевский был приговорён к 2 годам лишения свободы; кроме того, после освобождения ему в течение 2 лет запрещено делать публикации в соцсетях. Приговор вынесен коллегией из трёх федеральный судей 1-го Восточного окружного военного суда под председательством федерального судьи Юрия Владимировича Уколова.

Ярослав Вильчевский внесён в список террористов и экстремистов Росфинмониторинга 31 января 2023 года.

Основания признания политзаключённым

Сообщество ОВД-Инфо сообщает об известных ему 47 уголовных делах об «оправдании терроризма», возбуждённых в связи с публикациями о самоподрыве Жлобицкого в архангельском УФСБ. Эта репрессивная кампания была использована ФСБ для подавления важной общественной дискуссии об опасной и вредной роли этой спецслужбы в современной России и о преступных методах государства, зачастую повторяющих практики 70–90-летней давности. В том числе известно о как минимум 14 приговорах, связанных с лишением свободы.

Дело Ярослава Вильчевского является частью этой кампании преследования оппозиционеров разных взглядов, журналистов, публицистов и вовсе случайных людей, обсуждавших причины, характер поступка Михаила Жлобицкого и его личность. Среди таких дел — дела Светланы Прокопьевой, Павла ЗломноваВячеслава Лукичева, Михаила Кригера и других.

Возбуждение уголовного дела по ст. 205.2 УК РФ, в значительной степени заменившей частично декриминализованную ст. 282 УК РФ в качестве основного инструмента уголовных репрессий за высказывания в Интернете, произошло на фоне начала кампании преследования неудобных для власти лиц за мнимое оправдание терроризма.

Выбор Вильчевского в качестве жертвы уголовного преследования в связи с этим представляется очевидным: он находился в поле зрения силовых структур как достаточно яркий и известный во Владивостоке активист и анархист. Вильчевский занимался организацией музыкальных фестивалей (например, «Рок в защиту животных»), выпускал рок-журнал Punk Revival, а также проводил акции «Еда вместо бомб» (антивоенные акции раздачи еды бездомным). В сообществе в VK он размещал размышления не только о панк-музыке, но и об активизме, о спецслужбах и их слежке за оппозиционно настроенными гражданами, о современном российском обществе, о положении маргинализированных групп.

Сложившаяся практика применения ст. 205.2 УК РФ, на наш взгляд, имеет явный обвинительный уклон и требует пересмотра. Как ранее отмечалось в докладе «Протеррористические высказывания» Правозащитного центра «Мемориал», входящего в цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства»,  «нынешняя практика применения ст. 205.2 УК РФ, в целом, демонстрирует крайне опасные репрессивные тенденции. <…> Ужесточается как уголовное законодательство (минимальный тюремный срок за поддержку терроризма в интернете составляет 5 лет), так и правоприменительная практика (в подавляющем большинстве случаев обвиняемые получают реальный срок). Во многих случаях для таких уголовных дел характерен формальный подход и заметная несоразмерность наказания реальной опасности, а иногда преследование может быть местью за политические взгляды или общественно-политическую активность». Всё вышесказанное, безусловно, относится и к делу Вильчевского.

Согласно показаниям Вильчевского на следствии и в суде, вменяемый ему текст осуждённый скопировал из Telegram-канала, его автором он не является. Несмотря на признание Вильчевским вины, мы полагаем, что размещённый им текст не даёт оснований для уголовного преследования и тем более лишения свободы.

В инкриминируемом высказывании-размышлении автор текста описывает современную ситуацию в России — страх и апатию, разгром оппозиционных движений — и говорит, что силу и вдохновение можно черпать в храбрости пожертвовавшего собой ради «каждого из нас» и предвидевшего свою гибель семнадцатилетнего Жлобицкого. Таким образом он анализирует истоки совершённого, мотивы погибшего и обстоятельства поступка, однако никоим образом не оправдывает в целом терроризм и террористические акты. Пожелание «черпать силы и мужество» не является ни однозначным одобрением действий Михаила Жлобицкого, ни утверждением о необходимости поддержки этих действий или подражания им. Более того, утверждение, что жертва за всех уже принесена, — наводит скорее на мысли о том, что новых жертв больше не требуется.

Мы выступаем против расширительного толкования понятия «оправдание терроризма» и искусственной криминализации действий обвиняемого, Учитывая положения о презумпции невиновности, зафиксированные в ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ, неустранимые сомнения в виновности обвиняемого должны толковаться в его пользу.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу ликвидированного государством Правозащитного центра «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что данное уголовное дело является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение критики государственной власти и удержание власти субъектом властных полномочий. Лишение свободы, применённое к Ярославу Вильчевскому, является явно неадекватным фактическим действиям, в совершении которых он обвиняется, учитывая сомнительность обвинения и явную неадекватность преследования и лишения свободы возможной общественной опасности его действий. Лишение свободы было применено к нему в нарушение права на справедливое судебное разбирательство и иных прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ и Международным пактом о гражданских и политических правах.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает Ярослава Вильчевского политическим заключённым и требует его немедленного освобождения.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия проекта «Поддержка политзаключённых. Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат:  Сергей Валиулин.

Дата обновления справки: 17.10.2023 г.

Новости по теме

17 Окт, 2023 | 12:57

Мы считаем политзаключённым Ярослава Вильчевского