На процессе по делу Абдулмумина Гаджиева начали оглашать письменные доказательства

3 и 4 февраля прошли очередные судебные заседания по делу редактора отдела религии дагестанского издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева и ещё двух фигурантов — Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Под председательством судья Романа Сапрунова оглашали письменные доказательства по делу. Гаджиева обвиняют в участии в деятельности террористической организации (ч.2 ст.205.5 УК РФ), организации её финансирования (ч.4 ст.205.1 УК РФ) и участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2 УК РФ). Он отрицает свою вину. Правозащитный центр «Мемориал» признал Гаджиева политзаключённым.

Заседание суда 3 февраля началось с исследования письменных доказательств. Прокурор огласил несколько протоколов обысков, согласно которым в домовладениях подсудимых изъяты средства связи, ноутбуки, банковские карты, носители информации и т.д.

Затем гособвинитель Мурад Алиев зачитал протокол осмотра компакт-диска с текстом интервью, которое взял неизвестный журналист у Исраила Ахмеднабиева. Прокурор не указал, где был изъят диск. Текст интервью был распечатан на 40 листах и прокурор огласил некоторые выдержки из него, в частности, те, где Ахмеднабиев упоминал фамилию Гаджиева, высказывал своё мнение о президенте Сирии Башаре Асаде, и некоторые другие. По мнению адвоката Анны Сердюковой, которая защищает Гаджиева по соглашению с ПЦ «Мемориал», прокурор выбрал то, что, с его точки зрения, подтверждает участие Ахмеднабиева в террористической деятельности.

Это же мнение озвучил в суде и подсудимый Абубакар Ризванов, заявивший, что гособвинитель озвучивает только те фрагменты, что могут быть полезны обвинению, вырывая их из контекста, из-за чего их смысл теряется и искажается. Между Ризвановым и гособвинителем возникла словесная перепалка, в которую пришлось вмешаться судье.

4 февраля в начале заседания местная телекомпания «Дон-ТР» просила разрешить съёмку в зале суда. Суд отказал, сославшись на пандемию, но разрешил пресс-секретарю суда сделать запись и передать ее «Дон-ТР». Подсудимые и защита возражали, потому что в предыдущем репортаже телекомпании НТВ подсудимых фактически представили как виновных.

Затем гособвинитель огласил 17 протоколов опознаний по фотографиям свидетелями. Среди них, в частности, засекреченный свидетель под псевдонимом «Баганд Багандов», опознавший по фотографиям Ахмеднабиева, Рафика Магомедова, Равшана Алиева и других обвиняемых. Ризванов высказал ряд замечаний: свидетели опознали людей на фотографиях с нечёткими контурами и очертаниями. В одном из протоколов фотография была практически полностью тёмная, однако, свидетель на ней опознал обвиняемого.

Далее исследовали 28 протоколов выемок и наложений арестов на банковские счета. В ходе выемок изымалась информация о движении средств на счетах Гаджиева, Ризванова, Тамбиева и других.

В заседаниях участвовали адвокаты Гаджиева по соглашению Арсен Шабанов (4 февраля) и Анна Сердюкова, защищающая Гаджиева по соглашению с Правозащитным центром «Мемориал», и по назначению Ашот Норвардян; адвокат Ризванова по назначению Лиана Амирджанова; адвокат Тамбиева по соглашению Руслан Нагиев и по назначению Ольга Малюкова.

Так как Южный окружной военный суд переезжает в новое здание, дата следующего заседания пока точно не определена. Предположительно оно состоится 24 февраля.

  • Абдулмумина Гаджиева задержали 14 июня. Перед этим у него дома прошли обыски. Спустя четыре дня Гаджиева арестовали, а затем, 22 июля, ему официально предъявили обвинение, изменив его роль с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Показания на журналиста дал другой обвиняемый  по этому делу Кемал Тамбиев — как он заявил, под пытками
  • 14 апреля 2020 года против Гаджиева возбуждено новое уголовное дело об участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2)
  • Гаджиев
    Абдулмумин Хабибович
    Подробнее