Слева направо: Абдулмумин Гаджиев, Кемал Тамбиев, Абубакар Ризванов

На процессе по делу Абдулмумина Гаджиева без переводчика допросили засекреченного свидетеля, плохо говорившего по-русски

В Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону 21 октября допросили двух засекреченных свидетелей по делу журналиста дагестанского издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева. Его обвиняют в участии в деятельности террористической организации, организации её финансирования и участии в экстремистской организации (ч.2 ст.205.5, ч.4 ст.205.1 и ч.2 ст.282.2 УК РФ). Журналист свою вину отрицает. Правозащитный центр «Мемориал» признал его политическим заключённым. Интересы Гаджиева представляет адвокат Анна Сердюкова, работающая по соглашению с «Мемориалом». Также обвиняемыми по делу проходят Кемал Тамбиев и Абубакар Ризванов.

Один из засекреченных свидетелей, допрошенных на заседании по видеоконференцсвязи, почти ничего не помнил, второй — почти ничего не понимал.

Свидетель «Магомед Магомедов» путался в показаниях, ничего конкретного по делу не рассказывал, часто отвечал, что не помнит, ссылался на Ровшана Алиева, который, по версии следствия, входил в преступную группу Исраила Ахмеднабиева*. По словам «Магомедова», Алиев ему рассказывал о деятельности Ахмеднабиева, о его «экстремистских взглядах и террористической деятельности» и связях с ним подсудимых. Прокурор огласил показания «Магомедова», данные им на следствии 13 июня 2019 года. В них он подробно (в протоколе несколько страниц) рассказывал, также со ссылками на Алиева, что Ахмеднабиев и его окружение (в том числе подсудимые) поддерживали террористов в Сирии и финансировали их.

Второй свидетель, «Мухаммад Хатаб», по-русски говорил плохо, с арабским акцентом, сообщил, что до начала войны в Сирии жил там. Переводчика ему не предоставили.

Когда адвокат Тамбиева Ольга Малюкова спросила свидетеля, владеет ли он русским языком, ответил судья Роман Сапрунов: «В деле есть документ об окончании свидетелем курсов русского языка». Он также попросил участников процесса «выбирать слова попроще».

«Хатаб» часто не понимал вопросы — приходилось их повторять по несколько раз, в ответ выдавал общие фразы и отвечал невпопад. Например, когда прокурор спросил, какими путями кавказцы попадали в Сирию для участия в военных действиях, «Хатаб» рассказал, как уехал в Турцию. На вопрос, известно ли ему, как деньги из фондов Ахмеднабиева попадали к террористам в Сирию, ответил: «Да, это неправильно, что иностранцы приезжают туда воевать».

Следующее заседание суда назначено на 28 октября.

  • Абдулмумина Гаджиева задержали 14 июня 2019 года. Перед этим у него дома прошли обыски. Через четыре дня Гаджиева арестовали, а затем, 22 июля, ему официально предъявили обвинение, изменив его роль с непосредственного финансиста террористов на идейного вдохновителя. Показания на журналиста дал другой обвиняемый по этому делу Кемал Тамбиев — как он заявил, под пытками.
  • 14 апреля 2020 года против Гаджиева возбуждено новое уголовное дело об участии в экстремистской организации (ч.2 ст.282.2).

* Исраил Ахмеднабиев (также известен как Абу Умар Саситлинский) — проповедник из Дагестана, с которым аффилированы все указанные в деле Гаджиева фонды и которому вменяют организацию финансирования терроризма. Ахмеднабиев отрицает свою причастность к террористической деятельности. Он покинул Россию в 2014 году.

  • Гаджиев
    Абдулмумин Хабибович
    Подробнее