Досье

Дело «Весны»

Уголовное дело в отношении группы молодых людей, объявленных руководителями и членами Молодёжного демократического движения «Весна», возбуждено 5 июня 2023 года по статьям: п. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ («Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооружённых Сил РФ, исполнении государственными органами РФ своих полномочий, совершённое группой лиц по мотивам политической ненависти», до 10 лет лишения свободы); ч. 1.1 ст. 212 УК РФ («Склонение, вербовка или иное вовлечение лица в массовые беспорядки, сопровождавшиеся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ и предметов, представляющих опасность для окружающих», до 10 лет лишения свободы); ч. 2 ст. 239 УК РФ («Создание некоммерческой организации, деятельность которой сопряжена с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, а равно руководство такой организацией», до 6 лет лишения свободы); ч. 3 ст. 280.4 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению деятельности, направленной против безопасности государства, совершенные организованной группой», до 7 лет лишения свободы); ч. 1 ст. 282.1 УК РФ («Создание экстремистского сообщества, то есть организованной группы лиц для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности, а равно руководство таким экстремистским сообществом», до 10 лет лишения свободы); ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе», до 6 лет лишения свободы); ч. 4 ст. 354.1 УК РФ («Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, совершенное группой лиц», до 5 лет лишения свободы).

Полное описание

Фигуранты дела, лишённые свободы:

Неустроев Василий Петрович, родился 2 августа 1995 года, житель Санкт-Петербурга, студент Герценовского университета, преподаватель латыни, член партии «Яблоко». Обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 1.1 ст. 212, ч. 2 ст. 239, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ. Лишён свободы с 6 июня 2023 года.

Ксенжепольский Ян Александрович, родился 17 февраля 2000 года, житель Твери, специалист сварочного производства в Национальном агентстве контроля сварки, помощник депутата заксобрания Тверской области, волонтёр, наблюдатель на выборах. Обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ. Лишён свободы с 6 июня 2023 года.

Затеев Евгений Артёмович, родился 17 августа 2001 года, житель Санкт-Петербурга, корреспондент «Скат media», ранее — региональный координатор движения «Весна», волонтёр. Обвиняется по ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ. Лишён свободы с 6 июня 2023 года.

Хорошенин Валентин Алексеевич, родился 26 ноября 2001 года, житель Санкт-Петербурга, ранее — региональный координатор движения «Весна», создатель бара «Фогель». Обвиняется по ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ. Лишён свободы с 6 июня 2023 года.

Архипова Анна Николаевна, родилась 20 сентября 1997 года, жительница Новосибирска, студентка. Обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 и 2 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ. Лишена свободы с 6 июня 2023 года.

Синельников Павел Николаевич, родился 7 декабря 2001 года, житель Барнаула. Обвиняется по ч. 1 и ч. 2 ст. 282.1 УК РФ. Лишён свободы с 6 июня 2023 года.

Фигуранты дела, на момент публикации справки находящиеся на свободе (в федеральном розыске):

Литвин Богдан Геннадьевич, родился 14 мая 1994 года, уроженец Санкт-Петербурга, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Кондратьев Глеб Сергеевич, родился 14 декабря 2002 года, уроженец Москвы, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч.3 ст. 280.4, ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Дьяконов Макар Сергеевич, родился 10 июля 2003 года, уроженец Санкт-Петербурга, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Мартыненко Тимофей Сергеевич, родился 6 февраля 1996 года, уроженец Краснодара, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 и 2 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Бушкова Екатерина Андреевна, родилась 3 июля 1997 года, уроженка Петрозаводска, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч, 3 ст. 280.4, ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Гяммер Лев Евгеньевич, родился 23 октября 2000 года, уроженец г. Новокузнецка Кемеровской области, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Сорвёнков Владислав Олегович, родился 9 октября 1997 года, уроженец Москвы, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Лозицкий Андрей Валерьевич, родился 23 декабря 2001 года, уроженец Москвы, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Кашеваров Александр Андреевич, родился 23 февраля 2003 года, уроженец Челябинска, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Гончарова Екатерина Михайловна, родилась 28 мая 2002 года, уроженка Санкт-Петербурга, обвиняется по ч. 1 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Пушкарева Кира Александровна, родилась 1 марта 1997 года, уроженка Петрозаводска, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 и 2 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Назарова Анна Николаевна, родилась 10 октября 2002 года, уроженка г. Новокузнецка Кемеровской области, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 и 2 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354. УК РФ;

Тух Михаил Евгеньевич, родился 27 июля 2001 года, уроженец Омска, обвиняется по пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3, ч. 3 ст. 280.4, ч. 1 и 2 ст. 282.1, ч. 4 ст. 354.1 УК РФ;

Лахина Мария Александровна, родилась 29 апреля 1996 года, уроженка г. Бийска Алтайского края, обвиняется по ч. 1 и 2 ст. 282.1 УК РФ;

Аржанов Владимир Евгеньевич, родился 8 июня 1998 года, уроженец г. Междуреченска Кемеровской области, обвиняется по ч. 1 ст. 282.1 УК РФ.

Описание дела

Движение «Весна» было основано в начале 2013 года, когда ряд членов Санкт-Петербургского отделения молодёжного «Яблока» объединились с другими либеральными силами — участниками молодёжного отделения движения «Солидарность» и движения «Оборона». «Весна» позиционирует себя как движение молодых неравнодушных граждан: либералов, демократов и правозащитников: «Мы хотим построить новую Россию на основе свободы и прав человека». На учредительном собрании в 2013 году была зафиксирована безлидерная структура организации, сформирован координационный совет. С 2016 года движение выходит на федеральный уровень, активно развивает свои региональные отделения. На 2018 год заявлялось о наличии 10-12 активных региональных отделений, в том числе отделений в Оренбурге, Челябинске, Уфе, Чебоксарах и Южно-Сахалинске. Движение «Весна» является полным членом объединения Европейской либеральной молодёжи (LYMEC) и Международной федерации либеральной молодёжи (IFLRY).

С момента своего основания движение «Весна» организовывало яркие политические акции сначала в Санкт-Петербурге, затем в Москве и других городах. Особенно активно движение выступает против войны России в Украине. Начиная с 25 февраля 2022 года «Весна» координировала протестные акции против полномасштабного вторжения. 3 мая того же года движение анонсировало акцию «Они воевали не за это», предлагая участвовать в шествии «Бессмертного полка» 9 мая с антивоенными плакатами.

Можно предположить, что именно антивоенная активность «Весны» стала причиной для возбуждения первого уголовного дела против участников этой организации.

8 мая 2022 года у активистов «Весны» в Санкт-Петербурге Евгения Затеева и Валентина Хорошенина, а также у бывшего участника движения в Великом Новгороде Романа Максимова прошли обыски, после чего все они были доставлены для допросов в Москву. Поводом для обысков стало возбуждённое накануне уголовное дело по статье о создании НКО, посягающей на личность и права граждан (ст. 239 УК РФ). Всего в тот день обыски прошли не менее чем по 13 адресам. Обыскивали квартиру родителей покинувшего страну координатора «Весны» Богдана Литвина, активистки движения Полины Барабаш, бывших участников отделения в Санкт-Петербурге Алексея Безрукова и Артёма Уйманена. Двое последних вскоре стали подозреваемыми по другому делу, о ложном минировании, но были отпущены с обязательством о явке и сумели покинуть Россию. В Москве обыски прошли у общественного защитника Тимофея Васькина, сотрудниц «Скат media» (СМИ, предположительно связанное с движением «Весна») Ангелины Рощупко и Дарьи Пак, бывшего сотрудника Фонда борьбы с коррупцией Ивана Дроботова.

10 мая 2022 года суд в Москве определил меру пресечения Тимофею Васькину, Ивану Дроботову и Ангелине Рощупко — запрет определённых действий. Им запрещалось покидать дом с восьми вечера до восьми утра, общаться с другими фигурантами дела и сторонниками «Весны», а также использовать средства связи и интернет. 11 мая аналогичные ограничения назначили Роману Максимову, Евгению Затееву и Валентину Хорошенину. Позднее стало известно об объявлении в розыск скрывшихся от следствия Богдана Литвина и Ивана Дроботова.

Однако несмотря на давление, «Весна» продолжила свою активность и антивоенные выступления. 21 сентября 2022 года, после объявления в России мобилизации, «Весна» анонсировала протесты в крупных российских городах.

11 октября 2022 года в базе Росфинмониторинга появилась информация о включении Молодёжного движения «Весна» в «Перечень организаций, в отношении которых имеются сведения о причастности к экстремистской деятельности или терроризму».

14 октября 2022 года Минюст РФ внёс Движение в Реестр иностранных агентов.

Также «иноагентами» в индивидуальном порядке были признаны Богдан Литвин и Тимофей Мартыненко.

Движение «Весна» было признано экстремистской организацией Санкт-Петербургским городским судом 6 декабря 2022 года. «Мемориал» считает, что данное решение не имеет никаких правовых оснований, так как ни в ставших достоянием гласности материалах дела, ни в самих действиях этого движения нет ничего, что указывало бы на его «экстремистскую» деятельность. Фактически, это движение было запрещено исключительно из-за того, что оно выступает против агрессивной войны против Украины.

По версии следствия, не позднее 19 декабря 2021 года руководители и участники Молодёжного демократического движения «Весна» вступили в преступный сговор, направленный на создание на базе этого движения одноимённой экстремистской организации.

Как утверждает следствие, инициатором и идейным вдохновителем трансформации выступил Богдан Литвин, который привлёк в преступную группу Гончарову, Затеева, Хорошенина, Кондратьева, Дьяконова, Мартыненко, Неустроева, Бушкову, Гяммера, Сорвёнкова, Синельникова, Лозицкого, Ксенжепольского, Кашеварова., Аржанова, Лахину, Пушкарёву, Архипову, Назарову, Туха и иных неустановленных участников движения.

Реализуя свой преступный умысел, как считает следствие, вышеуказанные граждане подготовили, согласовали на съезде движения и опубликовали Манифест, т.е. публично заявили программу деятельности движения, которая, по мнению следствия, предусматривает воспрепятствование деятельности государственных органов, упразднение правоохранительных органов по противодействию экстремизму и терроризму, а также нанесение ущерба обороне Российской Федерации (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ и ч. 2 ст. 282.1 УК РФ). Далее участники экстремистского сообщества совершили ряд преступлений экстремистской направленности, а именно: побуждали граждан к совершению противоправных действий (ч. 2 ст. 239 УК РФ), к массовым беспорядкам (ч. 1.1 ст. 212 УК РФ), распространяли заведомо ложную информацию о действиях ВС РФ (пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3), о днях воинской славы (ч. 4 ст. 354.1 УК РФ), публично призывали к деятельности, направленной против безопасности РФ (ч. 3 ст. 280.4 УК РФ).

Уголовное дело по факту совершения всех этих преступлений было возбуждено 5 июня 2023 года Следственным комитетом РФ в отношении всех граждан, перечисленных в начале нашей справки.

6 июня в четырёх городах — Барнауле, Новосибирске, Санкт-Петербурге и Твери — прошли массовые обыски. После обысков были задержаны шестеро бывших членов «Весны» и активистов, не связанных с движением, — Евгений Затеев, Валентин Хорошенин, Ян Ксенжепольский, Василий Неустроев, Анна Архипова и Павел Синельников. Всех задержанных доставили на допросы в Москву. 8 июня суды в Москве отправили всех задержанных в СИЗО.

На 30 июня 2023 года известно, что в розыск объявлено не менее 17 предполагаемых действующих и бывших активистов движения. Среди них фигуранты этого уголовного дела: Глеб Кондратьев, Лев Гяммер, Андрей Лозицкий, Кира Пушкарёва, Тимофей Мартыненко, Анна Назарова, Мария Лахина, Александр Кашеваров, Макар Дьяконов, Екатерина Бушкова, Владислав Сорвёнков, Михаил Тух. Кроме того, ещё с августа 2022 года МВД пытается найти сооснователя «Весны» Богдана Литвина, предполагаемых членов движения Екатерину Гончарову, Владимира Аржанова и Екатерину Александрову, а также Ивана Дроботова. По имеющейся информации большинство разыскиваемых сейчас находятся за пределами России.

19 сентября 2023 года стало известно, что фигурантов дела «Весны» внесли в перечень террористов и экстремистов. В список Росфинмониторинга кроме находящихся в СИЗО фигурантов попали Богдан Литвин, Андрей Лозицкий, Александр Кашеваров, Глеб Кондратьев, Тимофей Мартыненко, Анна Назарова, Владислав Сорвёнков, Михаил Тух, Лев Гяммер, Владимир Аржанов, Кира Пушкарёва, Екатерина Бушкова, Мария Лахина, Екатерина Гончарова и Макар Дьяконов.

Насколько известно, на сентябрь 2023 года никто из арестованных фигурантов дела своей вины не признал.

Основания признания политзаключёнными

Как было указано в первой части нашей справки, в основу обвинения положены факты политической и общественной деятельности группы граждан, объединившихся в Молодёжное демократическое движение «Весна», которое следствие считает экстремистским сообществом. Рассмотрим по статьям обвинения.

ст. 282.1 — Экстремистское сообщество

Сам факт трансформации легально действовавшего в России с 2013 года Молодёжного демократического движения «Весна» в экстремистское сообщество следствие доказывает наличием принятого съездом движения в конце 2021 года и опубликованного на сайте Манифеста организации. Этот документ и сейчас доступен для всеобщего ознакомления на сайте движения по адресу: https://vesna.democrat/manifest/. Манифест представляет собой достаточно традиционный для любой демократической партии или движения сборник политических воззрений на государственное устройство, экономику, права человека, образование и другие аспекты жизни страны.

В настоящий момент нам неизвестно, на какие экспертизы опирается следствие, пытаясь на основании текста демократического манифеста сделать вывод о желании воспрепятствовать деятельности государства. Известно, что экстремистскими пытаются представить такие части программы движения, как реформа правоохранительных органов с ликвидацией их «антиэкстремистских» подразделений и изменения в военной политике. В Манифесте действительно указано, что необходимо провести реформу правоохранительных органов: «Полиция в России должна быть реформирована: структуры МВД разделены, часть из них, например, Центр “Э”, — упразднены, палочная система — отменена. Подготовка полицейских должна быть менее военизированной, а полицейское насилие — строго пресекаться. Основой подготовки и работы полиции должна быть идея защиты прав и свобод граждан, а не действующей власти». Также движение декларирует своё отрицательное отношение к призывной армии: «Обязательный призыв должен быть полностью упразднён — армия должна быть профессиональной. Никто не должен подвергаться насильному лишению свободы и труду на воинской службе или преследованию за отказ от такой службы».

Мы убеждены, что следствие пытается криминализовать абсолютно легальную политическую деятельность движения. Безусловно, реформы государственного устройства, правоохранительных органов, армии и других институтов государства могут и должны обсуждаться в демократическом обществе, а грубым нарушением права является запрет на подобные дискуссии.

Также невозможно признать нелегальной такую указанную следствием в качестве экстремистской деятельность, как дискредитация органов государственной власти и проводимой ими политики, создание протестного настроения у населения, формирование у граждан определённых общественно-политических взглядов и убеждений. Также следствие не приводит никаких доказательств того, что члены движения, якобы преобразованного после публикации Манифеста в экстремистское сообщество, дестабилизировали обстановку в регионах, заявляли о необходимости насильственной смены власти и занимались противоправной деятельностью, направленной на причинение существенного вреда основам конституционного строя.

Складывается впечатление, что обвинение по ч. 1 ст. 282.1 УК РФ Создание экстремистского сообщества») и ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе») понадобилось следствию для обеспечения возможности привлечения к уголовной ответственности буквально всех участников движения — от руководителей федеральных структур и региональных отделений до рядовых участников «Весны».

ст. 239 — НКО, посягающая на права граждан

Как мы отмечали в первой части нашей справки, первое уголовное дело против участников «Весны» было возбуждено ещё в мае 2022 года по ч. 2 и ч. 3 ст. 239 УК РФ — «Создание или руководство (часть 2) некоммерческой организацией, деятельность которой сопряжена с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, или участие в ней (часть 3)». Тогда по адресам политических активистов прошли обыски, в отношении Тимофея Васькина, Ивана Дроботова, Ангелины Рощупко, Романа Максимова, Евгения Затеева и Валентина Хорошенина была избрана мера пресечения в виде запрета определённых действий.

В новом деле обвинение по ч. 2 ст. 239 УК РФ имеется только у Василия Неустроева. Следствие считает, что некоммерческая организация, создателем или руководителем которой якобы является Неустроев, распространяла призывы к гражданам выходить на массовые акции протеста и таким образом совершать действия, за которые предусмотрена административная ответственность по ст. 20.2 КоАП РФ. Хотя следствие не поясняет, о какой конкретно некоммерческой организации идёт речь, можно сделать вывод, что под такой организацией имеется в виду всё то же Молодёжное демократическое движение «Весна», так как поводом для обвинения стали именно публикации от его имени. При этом совершенно непонятно, почему для других участников движения оно является экстремистским сообществом, а для Неустроева — и таким сообществом, и некоммерческой организацией, посягающей на права граждан. Тем более что, по имеющейся информации, член партии «Яблоко», председатель Фрунзенского местного отделения Петербургского «Яблока» Василий Неустроев не имеет никакого отношения к движению «Весна» уже в течение нескольких лет.

Однако и сами по себе призывы на митинги 26, 27 и 28 февраля, которые следствие считает «побуждением граждан к совершению противоправных действий», не могут быть расценены как деятельность, подлежащая уголовному наказанию по ч. 2 ст. 239 УК РФ.

Протесты против вторжения России в Украину начались сразу после объявления Владимиром Путиным начала так называемой СВО 24 февраля 2022 года. Протесты проходили в форме митингов, одиночных пикетов и других общественных акций как в самой России, так и в других странах мира. Такая реакция граждан России на судьбоносное и, по мнению существенной части российского общества, губительное для страны и опасное для всего мира решение явилось естественной реакцией, допустимой и даже необходимой в демократическом государстве. Статья 31 Конституции РФ гарантирует гражданам «право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». Также право на мирные собрания гарантировано Статьёй 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 года. При этом выпущенное Комитетом по правам человека «Замечание общего порядка № 37 (2020) о праве на мирные собрания (статья 21)» указывает: «Во многих случаях мирные собрания организуются заранее, что оставляет организаторам время для уведомления органов власти с целью проведения необходимых приготовлений. Однако стихийные собрания, как правило представляющие собой непосредственную реакцию на текущие события, независимо от того, координируются они или нет, в равной степени защищены статьей 21».

Таким образом, антивоенные акции, проходившие после начала полномасштабного вторжения России на территорию Украины, не только не должны были разгоняться, но должны были охраняться государством с целью обеспечения права граждан на мирные собрания, гарантированного Конституцией. Соответственно и призывы на такие акции не являются ни правонарушением, ни преступлением и не могут расцениваться как «побуждение граждан к совершению противоправных деяний». В данном случае можно констатировать нарушение государством гарантированного указанными выше документами права граждан на мирные собрания. Отметим, что такое нарушение в Российской Федерации носит систематический характер.

ст. 212 — Массовые беспорядки

Как и обвинение по ст. 239 УК РФ, обвинение по ч. 1.1 ст. 212 УК РФ Склонение, вербовка или иное вовлечение лица в массовые беспорядки») предъявлено только Василию Неустроеву. Основано оно на одном сообщении, размещённом неизвестным лицом в группе «Открытый чат движения “Весна”» в сети Telegram. Скрывающийся за абстрактным ником участник чата в своём сообщении высказал мнение о том, что протестующим нужно действовать, как на Майдане в Украине, «мочить ментов», чтобы при виде толпы «менты» бросали дубинки и разбегались. Следствие указывает, что участники движения «Весна» не принимали мер к удалению этой записи. Нам неизвестно, почему следствие считает именно Василия Неустроева ответственным за нахождение указанной записи в «Открытом чате». Однако мы уверены, что на основании этой записи анонимного пользователя движение «Весна» и лично Василий Неустроев не могут быть обвинены в «cклонении, вербовке или ином вовлечении лица в массовые беспорядки, сопровождавшиеся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств и т.п.».

Никаких массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами или поджогами, в конце февраля — начале марта 2022 года в Москве и других городах не происходило. Напротив, мирные собрания граждан, намеревавшихся высказать свою антивоенную позицию относительно начатой руководством Российской Федерации агрессивной войны, жестоко разгонялись силовиками, а люди подвергались необоснованным репрессиям. Следствие никак не обосновывает вывод о склонении граждан к участию в массовых беспорядках и их вербовке с этой целью.

Само по себе абстрактное замечание анонимного участника дискуссии о том, что «нужно как на Майдане», не может расцениваться ни как вербовка, ни как вовлечение, ведь эти понятия предполагают активные действия, нацеленные на определённый результат. В Комментариях к УК РФ под редакцией В. М. Лебедева для определения понятий «склонение, вербовка или иное вовлечения лица» предлагается ориентироваться на их определение в комментариях к статье 205.1Содействие террористической деятельности»), где указано: «Под склонением лица к совершению … преступлений… понимаются активные действия, направленные на возбуждение у склоняемого определённого лица (группы лиц) желания, решимости, побуждения участвовать в совершении преступлений. Способ склонения может быть любым, напр. уговоры, призывы к религиозному единству, к национальной сплочённости и солидарности, к чувству патриотизма, подкуп, обман, угроза, принуждение, психическое воздействие и т.д.

Преступление фактически является специальным случаем подстрекательства, оконченного с момента совершения любого из указанных действий, получения согласия склоненного лица участвовать в действиях, связанных с содействием террористической деятельности, и фактическое начало выполнения хотя бы каких-либо приготовительных действий.

…Под вербовкой понимаются действия, носящие систематический характер, направленные на поиск соучастников указанных террористических преступлений, на формирование преступной группы, преступной организации, включении в них новых членов и т.д.».

Единственное сообщение в чате, оставленное неизвестным лицом, не имеющим доказанного отношения ни к движению «Весна», ни к Василию Неустроеву, не отвечает описанным выше критериям. Оно не характеризуется ни систематичностью, ни активностью способов склонения; кроме того, нет никаких подтверждений получения согласия хоть от одного склоняемого лица на участие в массовых беспорядках, погромах и поджогах.

ст. 280.4 — Публичные призывы к осуществлению деятельности, направленной против безопасности государства

Отдельно следствием оценена политическая деятельность и проекты движения, связанные с появлением уголовной ответственности за уклонение от участия в войне и объявленной 21 сентября 2022 года частичной мобилизации. Выступая категорически против очередного этапа эскалации войны, движение публиковало инструкции для военных: как отказаться от участия в войне, перейти на альтернативную гражданскую службу (АГС), сбежать из военной части.

Так, 21 сентября 2022 года было опубликовано «Срочное обращение к российским военным»: «Отказывайтесь от участия в “спецоперации” или сдавайтесь в плен. Как можно скорее — через сутки это может стать уголовным преступлением. …Мы призываем российских военных в частях и на фронте как можно скорее отказаться от участия в “спецоперации” или сдаться в плен. …Умирать за Путина вы не обязаны. Возвращайтесь домой — к матерям, жёнам и детям. Вы нужны в России — тем, кто вас любит. Для властей вы всего лишь пушечное мясо, которое пускают в расход без всякого смысла и цели».

После начала мобилизации движение публиковало в своих социальных сетях подробные инструкции для мобилизованных и военнослужащих: «Вы уже находитесь в части или на сборах. Что делать, если вы не хотите убивать и умирать? Инструкция от правозащитников. Самое важное, что нужно запомнить: даже если вы находитесь в военной части или на сборах, вы всё ещё имеете право на отказ от службы по убеждениям, то есть на альтернативную гражданскую службу (АГС), и можете не идти на войну — это законно и реально…»

Такие призывы и инструкции следствие расценило как преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 280.4 УК РФ Публичные призывы к осуществлению деятельности, направленной против безопасности государства, совершённые организованной группой»). Отдельно следствием бездоказательно указано, что совершались эти действия по мотивам политической ненависти и вражды по отношению к социальной группе «представители государственной власти Российской Федерации».

При этом в Примечании к статье 280.4 указано, что под деятельностью, направленной против безопасности Российской Федерации, понимается совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 189, 200.1, 209, 210, 222 — 223.1, 226, 226.1, 229.1, 274.1, 275 — 276, 281, 283, 283.1, 284.1, 284.3, 290, 291, 322, 322.1, 323, 332, 338, 355 — 357, 359 Уголовного кодекса РФ. В настоящий момент нам неизвестно, призывы к какому конкретно из указанных в Примечании преступлений имеются в виду. Можно только предположить, что это часть 2.1. ст. 332 УК РФ — «Неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном порядке, в период военного положения, в военное время либо в условиях вооружённого конфликта или ведения боевых действий, а равно отказ от участия в военных или боевых действиях», так как соответствующие по смыслу публикациям «Весны» статьи «Добровольная сдача в плен» (ст. 352.1 УК РФ) или «Самовольное оставление части в период мобилизации и военного положения» (ст. 337 УК РФ) не входят в указанный выше перечень.

В любом случае, по нашему мнению, призывы, публиковавшиеся движением «Весна», легальны и содержат объективную юридическую оценку законности действий, к которым призывают. В призыве от 21 сентября специально разъясняется, что уголовная ответственность за деяния, о которых пишет движение «Весна», наступит только после принятия соответствующего закона, инициированного и проведённого через Госдуму в экстренном порядке «под нужды военного времени», т.е. «через сутки». Именно на это обращается особое внимание военнослужащих. Призывы к мобилизованным отказываться от участия в военных действиях и требовать реализации своего права на АГС основаны на статье 59 Конституции РФ — «Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену её альтернативной гражданской службой». Самовольное оставление военной части, прибегнуть к которому советовали в движении «Весна», если мобилизованному, заявившему о праве на АГС, опасно оставаться в части, как уже было сказано, не входит в перечень преступлений, предусмотренных в Примечании к ст. 280.4 УК РФ.

При этом мы оцениваем общественную опасность публикаций движения «Весна», а точнее — её отсутствие, исходя из того, что агрессивная война России против Украины в принципе противоречит национальному и международному законодательству, несёт опасность для государства и общества России и Украины и должна быть немедленно остановлена. В свете этого любые действия, направленные на деэскалацию вооружённого конфликта, отказ от участия в военных действиях на территории иностранного государства являются благом для российского общества и не несут для него опасности в принципе.

ст. 354.1 — Реабилитация нацизма

Наш Проект уже неоднократно указывал на органические дефекты ст. 354.1 УК РФ, в том числе её части 4 — «Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, совершённое группой лиц». Сложившаяся практика применения этой статьи подтверждает наши выводы.

Мы полагаем, что формулировки статьи 354.1 УК РФ («Реабилитация нацизма») не соответствуют принципу правовой определённости. Основная формулировка частей 3 и 4 статьи — «распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества» — не позволяет однозначно заранее определить, какие именно действия и высказывания являются правомерными, а какие запрещёнными.

При этом Конституционный Суд РФ указывает: «общеправовой критерий определённости, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку такое равенство может быть обеспечено только при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями». Также Конституционный Суд, разделяя позиции ЕСПЧ, цитировал: «закон во всяком случае должен отвечать установленному Конвенцией стандарту, требующему, чтобы законодательные нормы были сформулированы с достаточной чёткостью и позволяли лицу предвидеть, прибегая в случае необходимости к юридической помощи, с какими последствиями могут быть связаны те или иные его действия» (Постановление Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 № 8-П).

После принятия закона, включившего ст. 354.1 в Уголовный кодекс, ИАЦ «Сова» указывал, что он «фактически направлен на запрет исторической дискуссии, принятие его означает существенное ограничение свободы слова». Мы присоединяемся к этой оценке.

Статья была добавлена в УК в мае 2014 года, когда разворачивалась пропагандистская кампания, направленная на декларацию засилья мифических нацистов-бандеровцев в Украине, а также на присвоение России исключительного права на статус победителя во Второй мировой войне. Поправки в статью, ужесточающие наказание и расширяющие состав действий, за которые оно предусмотрено, были внесены в кодекс в 2021 году на фоне новой волны антиукраинской и антизападной пропаганды и подготовки общества к войне, когда потребовалось дальнейшее сокращение поля возможной общественной дискуссии.

Части 3 и 4 статьи 354.1 УК РФ криминализуют выражение мнения о неоднозначных символах и знаках, а также о ветеранах, искусственно выделенных из числа всех физических лиц. Неоднозначность такой части статьи, как «распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России», фактически ставит под запрет любую общественную дискуссию и критику действий исполнительных властей в области организации празднований дат, «связанных с защитой Отечества».

При этом устанавливаемая статьёй ответственность явно не соответствует общественной опасности деяний, за которые она предусмотрена. Уголовная, т. е. предполагающая наказание за наиболее общественно опасные деяния, ответственность установлена за высказывания, не призывающие к насильственным действиям. В то же время, призывы к насильственным действиям, высказываемые в связи с обсуждением событий прошлого или с праздничными датами, и так подлежат ответственности по другим статьям Уголовного кодекса, что делает данную статью ещё и очевидно избыточной.

Следствие обвиняет «медиа-отдел» движения «Весна» в том, что он в период с 18 апреля по 6 мая 2022 года распространил в мессенджере Telegram и сети «ВКонтакте» тексты, посвящённые предстоящему празднованию Дня победы. Сообщения содержат, например, такие высказывания: «Присвоив себе победу в Великой Отечественной войне, Путин превратил памятную дату 9 мая в праздник милитаризма и ксенофобии под лозунгом “можем повторить”», «Кровавая дискотека Путина. Власти превращают 9 мая в праздник убийств, изнасилований и диктатуры».

Эти высказывания, несомненно, являются выражением субъективного мнения, а не «сообщением сведений». Причём мнения не об исторических фактах, а о действиях нынешних властей Российской Федерации, их политике, которая может и должна подвергаться анализу и критике, а терпимость к ней должна быть высокой.

Преследование за высказанное мнение противоречит Конституции РФ и Международному Пакту о гражданских и политических правах. Так, в Замечании общего порядка № 34 к ст. 19 («Свобода мнений и их выражения») Международного Пакта о гражданских и политических правах Комитета ООН по правам человека указано: «Пункт 1 статьи 19 требует защищать право беспрепятственно придерживаться своих мнений. В отношении этого права Пакт не допускает каких-либо исключений или ограничений… Защищены мнения по любым вопросам, в том числе по политическим, научным, историческим, моральным или религиозным вопросам. Криминализация существования у лица своего собственного мнения не совместима с пунктом 1. Преследование, запугивание или стигматизация лица, в том числе арест, содержание под стражей, судебное разбирательство или лишение свободы за мнения, которых оно может придерживаться, является нарушением пункта 1 статьи 19».

Таким образом, мы полагаем, что в существующем виде ст. 354.1 УК РФ не отвечает принципу правовой определённости, не соответствует Конституции России и Международному пакту о гражданских и политических правах, избыточна, создана с конъюнктурно-пропагандистскими целями и открывает возможности для произвольных политических репрессий. Именно это наглядно продемонстрировано в уголовном деле против «Весны».

ст. 207.3 — Публичное распространение заведомо ложной информации о ВС РФ

Так называемая «статья о фейках» стала в последнее время наиболее действенным инструментом политических репрессий, применяемым властями Российской Федерации для наказания и устрашения несогласных. Дела по этой статье уже поставлены на поток. Мы не располагаем исчерпывающей статистикой, однако в списке «ОВД-Инфо» на конец 2022 года было зафиксировано 42 преследуемых по ч.1 этой статьи, 75 преследуемых по ч. 2, а в 15 случаях не было известно, какую часть статьи вменяют фигурантам. По состоянию на сентябрь 2023 года у ОВД-инфо имеется информация о 175 делах по статье 207.3 УК. В то же время правозащитник Павел Чиков сообщил, что, по данным прокуратуры, в России было возбуждено 180 дел о «фейках» об армии.

Фигурантам дела «Весны» вменяют вторую часть этой статьи, предусматривающую длительные сроки наказания, — пп. «б», «д» ч. 2 ст. 207.3 Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил РФ, исполнении государственными органами РФ своих полномочий, совершённое группой лиц по мотивам политической ненависти»).

Следствие считает, что заведомо ложная для руководителей и участников движения «Весна» информация содержалась в сообщениях о потерях российской армии в Украине и о преступлениях, совершаемых российскими солдатами на оккупированной территории.

Им инкриминируют, например, такие тесты: «Генштаб ВСУ сообщает о более чем 15 000 погибших российских солдатах. О похожих цифрах говорят многие иностранные аналитики и “Комитет солдатских матерей”» (27.03.2022); «В соцсетях разошлись кадры из Бучи, посёлка в Киевской области, который недавно покинули российские войска. После себя солдаты оставили сотни трупов расстрелянных мирных жителей» (04.04.2022); «Со всей Киевской области поступают сведения о многочисленных братских могилах, тысячи мирных жителей были убиты» (20.05.2022).

В настоящий момент нам неизвестно, каким образом следствие доказывает ложность этих сведений и то, что фигурантам дела было заведомо известно, что они ложные. Однако уже сложившаяся практика применения этой статьи позволяет предположить, что единственным доказательством служит то, что подобная информация отсутствует или опровергается в официальных сообщениях Министерства обороны РФ.

Через неделю после начала полномасштабного российского вторжения в Украину, 4 марта 2022 года, Государственная Дума РФ в чрезвычайном порядке (не в виде отдельных законопроектов, а путём внесения поправок в другие, уже принятые в первом чтении) приняла законы о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс. Эти законы запрещают призывы к санкциям, распространение фейков о российских вооружённых силах, их дискредитацию, а также призывы к «воспрепятствованию их использования». В тот же день законы одобрил Совет Федерации РФ, и уже вечером их подписал президент. Поправки вступили в силу со дня официального опубликования — 5 марта 2022 года.

Состав преступления, предусмотренного новой ст. 207.3 УК РФ, сформулирован следующим образом: «Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности, а равно содержащей данные об исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях».

Мы полагаем, что эта статья противоречит как российской Конституции и международным обязательствам РФ, так и базовым принципам права.

Согласно ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, «Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений, … имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору».

Ограничения пользования этими правами «должны быть установлены законом и являться необходимыми: для уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

Аналогичные гарантии содержатся в ст. 29 Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова. Ограничения этих свобод связаны с запретом пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства, а также с государственной тайной.

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Ограничения свободы выражения, установленные ст. 207.3 УК РФ, со всей очевидностью не служат тем целям, для достижения которых такие ограничения могли бы быть установлены.

Важно отметить, что ограничение свободы выражения не предусмотрено законом даже в условиях военного положения, при котором, согласно пп. 5 и 15 п.2 ст. 7 ФКЗ «О военном положении», допускается лишь введение «военной цензуры за почтовыми отправлениями и сообщениями, передаваемыми с помощью телекоммуникационных систем, контроля за телефонными переговорами» и «приостановление деятельности политических партий, других общественных и религиозных объединений, ведущих пропаганду и (или) агитацию, а равно иную деятельность, подрывающую в условиях военного положения оборону и безопасность Российской Федерации». Тем более нет оснований для подобных ограничений в ситуации, когда военное положение не введено.

Не менее значимо то, что сами по себе формулировки статьи не позволяют заранее определить, какие высказывания являются правомерными, а какие запрещёнными. Гражданин не может заранее знать, какие его высказывания, какая информация могут быть сочтены в данном контексте ложными, подпадающими под действие этой нормы.

На этот счёт Конституционный Суд РФ высказывал своё мнение в ряде правовых позиций. Согласно им неоднозначность, неясность и противоречивость регулирования закона недопустимы, поскольку, препятствуя надлежащему уяснению его содержания, открывают перед правоприменителем возможности неограниченного усмотрения, ослабляющего гарантии конституционных прав и свобод (в частности, постановления КС от 20 декабря 2011 года № 29-П, от 2 июня 2015 года № 12-П, от 19 июля 2017 года № 22-П).

Фактически нормы ст. 207.3 УК РФ позволяют преследовать за высказывание любого мнения об использовании Вооружённых Сил РФ и деятельности её государственных органов за границей. Суждения о том, имеют ли упомянутые в статье действия цели «защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности» или нет, по своей природе являются оценочными, то есть выражают мнение.

Но даже и применительно к сведениям, т. е. высказываниям о фактах, в условиях ведения военных действий и конкуренции противоречивой информации из разных источников исключительно сложно судить об их правдивости или ложности. Тем более невозможно установление заведомости, т. е. умысла на распространение ложных сведений.

Упомянутые органические дефекты ст. 207.3 УК РФ определяют её неправовой характер, вследствие которого даже её добросовестное применение является недопустимым. Однако и сам факт срочного внесения указанной статьи в Уголовный кодекс немедленно после начала полномасштабной вооружённой агрессии против Украины, и сопровождавшая её рассмотрение и принятие риторика официальных лиц, и, главное, контекст её применения — ведущиеся боевые действия и сопутствующая им государственная военная пропаганда — исключают подобную добросовестность. В ситуации, когда единственными правдивыми сведениями и оценками объявляются сведения и оценки официальных российских источников, не только оправдывающих агрессивную войну и отрицающих многочисленные свидетельства гибели мирных жителей в результате российских ударов и военных преступлений, совершаемых российскими силами, но и запрещающих называть события, с любой точки зрения, являющиеся войной, словом «война», применение этой неправовой по своей природе статьи УК также имеет исключительно недобросовестный и неправовой характер. Основанием для уголовного преследования становятся как правомерные мнения, оценивающие войну и связанные с ней обстоятельства, так и утверждения о задокументированных и подтверждённых фактах.

Квалифицирующие признаки части 2 этой статьи, предусматривающей ужесточение наказания вплоть до 10 лет лишения свободы, зачастую носят субъективный характер, так пункт «д» предусматривает наличие «мотива политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотива ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». В современных условиях доказывание присутствия такого мотива сводится к простой декларации следствием его наличия. Вместе с тем, исходя из того, что любое выступление против войны само по себе является общественно полезным и не имеет вовсе никакой общественной опасности, ни один из квалифицирующих признаков, если он не образует самостоятельного состава преступления, не может рассматриваться как усиливающий общественную опасность деяния.

Исходя из изложенного, Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает, что ст. 207.3 УК РФ носит антиправовой характер, создана для осуществления политических репрессий против критиков власти и должна быть отменена. Любые преследования по этой статье являются неправомерными и должны быть прекращены.

Таким образом, проведённый нами анализ известных на данный момент материалов обвинения позволяет сделать вывод о попытке криминализации легальной политической и общественной деятельности.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу тематической Программы незаконно ликвидированного государством Правозащитного центра «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное дело против Евгения Затеева, Валентина Хорошенина, Василия Неустроева, Яна Ксенжепольского, Анны Архиповой, Павла Синельникова, Глеба Кондратьева, Макара Дьяконова, Богдана Литвина, Тимофея Мартыненко, Екатерины Бушковой, Льва Гяммера, Владислава Сорвёнкова, Андрея Лозицкого, Александра Кашеварова, Владимира Аржанова, Марии Лахиной, Киры Пушкарёвой, Анны Назаровой, Михаила Туха, Екатерины Гончаровой и иных неустановленных лиц является политически мотивированным, нацеленным на недобровольное прекращение или изменение характера их публичной деятельности. Уголовное преследование связано с реализацией участниками движения «Весна» их прав на свободу ассоциаций, свободу мысли и выражения мнения, свободу мирных собраний, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ и Международным Пактом о гражданских и политических правах.

Мы считаем Евгения Затеева, Валентина Хорошенина, Василия Неустроева, Яна Ксенжепольского, Анну Архипову и Павла Синельникова политическими заключёнными, требуем их немедленного освобождения и прекращения уголовного преследования.

Мы считаем незаконно преследуемыми по политическим мотивам Глеба Кондратьева, Макара Дьяконова, Богдана Литвина, Тимофея Мартыненко, Екатерину Бушкову, Льва Гяммера, Владислава Сорвёнкова, Андрея Лозицкого, Александра Кашеварова, Владимира Аржанова, Марию Лахину, Киру Пушкарёву, Анну Назарову, Михаила Туха и Екатерину Гончарову. Мы требуем прекращения уголовных дел, возбуждённых против них и иных фигурантов.

Признание лица политзаключённым или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокаты: защитой части арестованных фигурантов дела занимаются адвокаты сообщества «Первый отдел». Василий Неустроев — адвокат Владислав Сосенский; Евгений Затеев — адвокат Даниил Берман; Ян Ксенжепольский — адвокат МКА «Правовой эксперт» Татьяна Соломина.

Как помочь?

На нашем сайте вы можете сделать пожертвование для помощи всем политзаключённым.

Публикации:

27 октября 2022 года. Медуза. До 24 февраля активисты «Весны» проводили ироничные оппозиционные перформансы. Теперь они — среди лидеров антивоенного движения (и уже попали в перечень экстремистов) «Бумага» рассказывает их историю. https://meduza.io/feature/2022/10/27/do-24-fevralya-aktivisty-vesny-provodili-ironichnye-oppozitsionnye-performansy-teper-oni-sredi-liderov-antivoennogo-dvizheniya-i-uzhe-popali-v-perechen-ekstremistov

7 декабря 2022 года. Холод. «Впервые в истории либеральное движение признано экстремистским». https://holod.media/2022/12/07/dvizhenie-vesna/

8 июня 2023 года. ОВД-news. Фигурантов нового дела «Весны» заключили под стражу. https://ovd.info/express-news/2023/06/08/figurantov-novogo-dela-vesny-zaklyuchili-pod-strazhu

15 июня 2023 года. Север. Реалии. «Политический террор против граждан». В России зачищают остатки оппозиции. https://www.severreal.org/a/v-rossii-zachischayut-ostatki-oppozitsii/32459112.html

Новости по теме

15 Фев, 2024 | 19:59

В Москве суд продлил сроки под стражей Валентину Хорошенину и Евгению Затееву

07 Дек, 2023 | 10:58

Сбор средств для Анны Архиповой

05 Дек, 2023 | 8:30

Четырёх фигурантов дела «Весны» оставили под стражей

16 Ноя, 2023 | 17:59

Фигурантам дела «Весны» Хорошенину и Затееву продлили содержание в СИЗО

06 Окт, 2023 | 12:31 Холод

Число политзаключённых в России выросло в 15 раз за 10 лет

20 Сен, 2023 | 16:01

Мы считаем политзаключёнными шестерых обвиняемых по делу «Весны»

21 Авг, 2023 | 17:00

Сбор на адвоката для Анны Архиповой, обвиняемой по делу «Весны»

08 Июн, 2023 | 19:15

Шестерых фигурантов нового дела «Весны» отправили в СИЗО

14 Май, 2021 | 11:48

Лидер челябинского отделения движения «Весна» стал подозреваемым по «дадинской» статье

  • Архипова Анна Николаевна
    Подробнее
  • Затеев Евгений Артёмович
    Подробнее
  • Ксенжепольский Ян Александрович
    Подробнее
  • Неустроев Василий Петрович
    Подробнее
  • Синельников Павел Николаевич
    Подробнее
  • Хорошенин Валентин Алексеевич
    Подробнее
  • Аржанов Владимир Евгеньевич
    Подробнее
  • Бушкова Екатерина Андреевна
    Подробнее
  • Гончарова Екатерина Михайловна
    Подробнее
  • Гяммер Лев Евгеньевич
    Подробнее
  • Дьяконов Макар Сергеевич
    Подробнее
  • Кашеваров Александр Андреевич
    Подробнее
  • Кондратьев Глеб Сергеевич
    Подробнее
  • Лахина Мария Александровна
    Подробнее
  • Литвин Богдан Геннадьевич
    Подробнее
  • Лозицкий Андрей Валерьевич
    Подробнее
  • Мартыненко Тимофей Сергеевич
    Подробнее
  • Назарова Анна Николаевна
    Подробнее
  • Пушкарёва Кира Александровна
    Подробнее
  • Сорвёнков Владислав Олегович
    Подробнее
  • Преследуемый по политическим мотивам по делу Артподготовки Вячеслав Добрынин. Поддержка политзаключённых. Мемориал
    Тух Михаил Евгеньевич
    Подробнее