Скобов Александр Валерьевич

Скобов Александр Валерьевич родился 4 ноября 1957 года, гражданин РФ, житель Санкт-Петербурга, общественный деятель, публицист, преподаватель, советский диссидент, женат. Обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 205.2 УК РФ («Оправдание терроризма», до 7 лет лишения свободы) и ч. 2 ст. 205.4 УК РФ («Участие в террористическом сообществе», до 15 лет лишения свободы). Лишён свободы со 2 апреля 2024 года.

Полное описание

3 апреля 2024 года сотрудники полиции пришли домой к бывшему диссиденту и правозащитнику Юлию Рыбакову, в гостях у которого в этот момент находился Александр Скобов, и предъявили ордер на арест последнего. По словам супруги Рыбакова, 66-летнего Скобова грубо задержали, повалив на пол. Забрав с собой Скобова, силовики провели обыск дома у его матери, в ходе которого изъяли телефон и компьютер. После этого задержанного поместили в изолятор временного содержания. Вечером 3 апреля его допросили и предъявили ему обвинение в оправдании подрыва Крымского моста летом 2023 года. Дело ведёт следственный отдел Следственного комитета по Калининскому району Сантк-Петербурга. 

Заседание по избранию меры пресечения Скобову прошло 4 апреля 2024 года в закрытом для публики и журналистов формате по требованию следователя.

Как рассказала адвокат, на закрытом заседании следователь настаивал на том, что документы, которые предоставила сторона защиты, не являются основанием для избрания домашнего ареста. О такой мере пресечения адвокат просила, в том числе, из-за состояния здоровья 66-летнего Александра Скобова: у него диагностирован сахарный диабет, гепатит С, бронхиальная астма и глаукома. Защита также указывала, что на иждивении Скобова находится его 90-летняя мать. 

4 апреля 2024 года судья Калининского районного суда Санкт-Петербурга Марина Владимировна Максименко отправила Александра Скобова в СИЗО на два месяца, до 1 июня 2024 года.

17 апреля 2024 года публициста внесли в перечень террористов и экстремистов Росфинмониторинга.

Основания признания политзаключённым

Необоснованность уголовного преследования

Мы не знаем, какие конкретно тексты Александра Скобова стали основанием для возбуждения против него уголовного дела, однако в его Telegram-канале после атаки на Крымский мост летом 2023 года появилось несколько постов по этому поводу, и можно предположить, что именно ими могли заинтересоваться силовики.

17 июля 2023 года, в день атаки на мост морскими дронами Александр Скобов написал: «Жаль, что дело уничтожения Керченского моста опять не доведено до конца. Будем надеяться, что оно всё же будет доведено до конца в ближайшее время». 

В тот же день в другом посте он написал: «Уничтожение Керченского моста чрезвычайно важно не только с чисто военной точки зрения, но и с военно-политической. В силу крайней болезненности «крымского вопроса» для Кремля и диктатора лично, это может спровоцировать его на импульсивные шаги, после которых страны НАТО совсем уже не смогут дальше уклоняться от прямого вступления в войну». 

11 августа 2023 года, ещё в одном посте, Александр Скобов писал: «Никакими “кошельками” Путина всё равно не свергнуть. Его надо бить не “кошельками”, а ракетами. По Керченскому мосту, по Черноморскому флоту, по тыловым аэродромам, по Москве». 

Мы считаем, что выражение мнения о взрыве на Крымском мосту не может стать основанием для обвинения в оправдании терроризма, поскольку само это событие не соотносится с определением теракта, данным в Уголовном кодексе РФ«Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями»

Наиболее важно то, что подрыв Крымского моста является частью военных действий, которые ведёт Украина, защищаясь от вооружённого нападения РФ, которое было признано развязыванием агрессивной войны специальной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 2 марта 2022 года. 

При этом Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов заявил, что украинские спецслужбы причастны к обоим взрывам на Крымском мосту. «Наши военные ставят на место неприкасаемость многих объектов, которые в России считались защищёнными на 100%. Это и Крымский мост, про который говорили представители нашей Службы безопасности, которые принимали участие и в первом, и втором случае», — сказал Данилов. 21 июля 2023 года президент Украины Владимир Зеленский также высказался об атаке на Керченский мост, выступая по видеосвязи на конференции по безопасности Aspen в Соединённых Штатах. «Это маршрут, используемый для снабжения войны боеприпасами, и это делается ежедневно. И это милитаризирует Крымский полуостров. <…> Для нас это, по понятным причинам, вражеский объект, построенный в нарушение международных законов и всех применимых норм. Так что, по понятным причинам, это цель для нас. И цель, которая несёт войну, а не мир, должна быть нейтрализована». 

Таким образом, очевидно, что этот подрыв является эпизодом именно военных действий и не может быть квалифицирован как теракт. Крымский мост, соединяющий оккупированный полуостров с Россией и возведённый вопреки нормам международного права, играет большую роль в снабжении российской армии, ведущей агрессивную войну против Украины, и, кроме того, является символом оккупации и аннексии Крыма. В этом контексте выражение в той или иной мере позитивного отношения к этому событию в социальных сетях фактически является выражением поддержки Украине, правомерно защищающейся от агрессии. Помимо того, место взрыва на мосту находится в международно признанных водах Украины, что дополнительно ставит под сомнение возбуждённые в России уголовные дела, связанные как с этим взрывом, так и с атакой на мост в октябре 2022 года. 

В любом случае мы полагаем, что процитированные нами комментарии Скобова, не имеют такой общественной опасности, которая давала бы основания для уголовного преследования, а тем более лишения свободы.

По нашем мнению, сотрудники ФСБ целенаправленно ищут в социальных сетях посты для возбуждения новых уголовных дел по статье «об оправдании терроризма» с целью имитации работы и улучшения своих служебных показателей. Таким образом, ст. 205.2 УК РФ, вменённая Скобову в связи с высказанным им мнением по поводу подрывов Керченского моста, часто используется властью не для предотвращения общественно опасных последствий, а для наказания инакомыслящих и лишения их возможности выражать свою точку зрения, отличную от официальной. 

К примеру, по схожему обвинению был 13 февраля 2024 года осуждён на 5 лет за публикацию в Интернете другой публицист и общественный деятель, Борис Кагарлицкий, признанный проектом «Поддержка политзаключённых. Мемориал» политическим заключённым. А за устное обсуждение атак на мост с с коллегами и знакомыми были приговорены к реальным срокам лишения свободы грузчик из Тверской области Алексей Сухобоков и военнослужащий из Владивостока Даниил Бондаренко

Преследование и заключение Александра Скобова в рамках данного уголовного дела нарушает положения ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому «каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений, <…> имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору»

Аналогичные гарантии содержатся в ст. 29 Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова. Разумеется, в соответствии с законодательством эти свободы могут быть ограничены в той мере, в какой это необходимо для уважения прав и репутации других лиц, для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. Однако, на наш взгляд, всё вышеперечисленное нарушается и ставится под угрозу самим ведением Российской Федерацией агрессивной войны, а вовсе не высказыванием какого-либо мнения по различным эпизодам отражения ВСУ российской агрессии. 

Фигура Александра Скобова

Александру Скобову 66 лет, он — бывший советский диссидент, начавший свою деятельность в 1976 году, студентом первого курса исторического факультета ЛГУ. Тогда активисты разбросали с галереи Гостиного двора около сотни листовок. Они «призывали к свержению тирании чиновников и борьбе за подлинный и гуманный социализм». В 1978 году Александр Скобов стал редактором самиздатовского журнала «Перспектива. Общественно-политический орган ленинградских левых». После двух выпусков, в октябре 1978 года, Скобов и его единомышленники были задержаны. Как рассказывает он сам, ему предлагали покинуть страну, однако он отказался. В апреле 1979 Скобова осудили по ст. 70 УК РСФСР («Антисоветская агитация и пропаганда») и назначили принудительное лечение в психиатрической больнице №3 Ленинграда, откуда он был освобожден летом 1981 года. 

После выхода из больницы Скобов присоединился к деятельности Свободного межпрофессионального объединения трудящихся (СМОТ) и вошёл в состав Совета представителей профсоюза. В декабре 1982 года, когда был арестован один из активных участников СМОТ Лев Волохонский, Скобов вместе с ещё одной активисткой написали больше десятка лозунгов на разных зданиях в центре города: «Свободу политзаключённым!» и «Свободу Волохонскому!» Две недели спустя его тоже арестовали и предъявили обвинение по ст. 70 УК РСФСР за акцию поддержки Волохонского и статью о Чили в защиту политики Сальвадора Альенде, напечатанную в Бюллетене СМОТ. В мае 1983 года состоялся суд и Скобова снова направили на принудительное лечение в психиатрическую больницу №3 Ленинграда, а в 1986 году перевели в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу, где он пребывал до 1987 года.

Выйдя на свободу, Скобов стал участником первой оппозиционной партии «Демократический союз». В 1988 году против ленинградских активистов «Союза» возбудили одно из последних в СССР уголовное дело по статье об «антисоветской агитации и пропаганде» (ст. 70 УК РСФСР). У Скобова и других активистов прошли обыски, но в сентябре 1989 дело прекратили из-за изменений в законодательстве. 

В конце 80-х годов Скобов был снят с психиатрического учета, его диагноз, поставленный в 1979 году был признан ошибочным. В то время помещению в психиатрические больницы подвергались многие диссиденты, поскольку, с одной стороны, советская карательная психиатрия рассматривала антисоветские взгляды как результат и проявление психического расстройства, а с другой, такой вид репрессий зачастую был политически более удобным способом преследования несогласных.

После начала Первой чеченской войны Александр Скобов стал активным участником антивоенного движения. Он никогда не переставал критиковать российские власти и не отступал от своей оппозиционной позиции. Его тексты зачастую носили резкий, порой провокационный характер, а некоторые высказывания имели признаки призывов к насильственным действиям, что в целом свойственно левой публицистической традиции, которой всегда придерживался Скобов. С правозащитной позиции мы не поддерживаем такие призывы, однако считаем, что они не были опасны для общества.

В 2009–2011 годах он был членом координационного совета петербургского отделения движения «Солидарность», до 2010 года состоял в партии «Яблоко». Также он является автором учебника «История России: 1917–1940 гг.: Учебное пособие по политической истории России для старших классов общеобразовательных школ». Работал учителем в петербургских школах. 

В 2014 году Александр Скобов осудил аннексию Крыма. В том же году недалеко от дома на Скобова напали и ограбили — публициста ударили по голове и нанесли несколько ранений ножом, после этого избиения он начал слепнуть. Несмотря на это, он продолжил вести Telegram-канал, где критиковал российские власти и нападение на Украину. 

За месяц до ареста, 26 февраля 2024 года, Скобова вызвали в Следственный комитет. Следователи хотели расспросить его об участии в «Форуме свободной России», но Скобов решил не ходить. 

22 марта 2024 года Скобова внесли в список «иностранных агентов». В Минюсте пояснили, что он выступал против военной операции на Украине и отождествлял Россию с террористической организацией.

Тем не менее, уезжать за границу, как и в 1970-х, общественный деятель отказывался. Он считал, что выступая против войны и оставаясь в России, он может придать «несколько больший вес» призыву помогать Украине. «Я надеюсь, что эти мои слова хотя бы отчасти отливаются в те пули, которые получают вооружённые силы Украины в виде западной помощи. А если меня арестуют, это придаст ещё больший вес моим словам — значит, будет ещё больше пуль для ВСУ», — пояснил он свою позицию изданию «Холод». 

Последовательно придерживаясь позиции, исключающей взаимодействие с сегодняшним российским режимом, Александр Скобов в суде по избрании меры пресечения выкрикнул: «Слава Украине, смерть убийце Путину!» и добавил: «Я не вижу смысла участвовать в этом балагане, и единственная причина участия в этом суде — плюнуть в лицо суду». После этого он отказался вставать при входе судьи, а затем — отвечать на её вопросы.

Мы полагаем, что лишение свободы немолодого человека, страдающего снижением зрения, сахарным диабетом и иными заболеваниями, может повлечь за собой пагубные для его здоровья последствия. Мы считаем, что лишение свободы несоразмерно общественной опасности содеянного Александром Скобовым — размещения публицистических материалов в Telegram-канале. 

Проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что данное уголовное дело является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение критики государственной власти и развязанной ею военной агрессии, на удержание власти субъектом властных полномочий. Лишение свободы применено к Александру Скобову в нарушение права на свободу выражения, на справедливое судебное разбирательство и иных прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ и Международным пактом о гражданских и политических правах. Кроме того, оно применено непропорционально и несоразмерно общественной опасности содеянного, поскольку позицию неприятия внешней агрессии и внутренних репрессий мы полагаем не общественно опасной, но общественно полезной. 

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает Александра Скобова политическим заключённым и требует его освобождения. 

Признание человека политзаключённым не означает ни согласия проекта «Поддержка политзаключённых. Мемориал» с его взглядами и действиями, ни одобрения этих взглядов и действий.

Адвокат: Карагодина Вероника Юрьевна.

Публикации в СМИ:

3 апреля 2024 г. Медиазона. «Путинское государство выродков и подонков». Диссидента Александра Скобова несколько раз судили в СССР — и теперь задержали в России

4 апреля 2024 г. Русская служба ВВС. «Красивый финал жизни»

5 апреля 2024 г. КоммерсантЪ. «Диссидент с полувековым стажем вновь под стражей»

Дата обновления справки: 10.05.2024 года.

Новости по теме

23 Май, 2024 | 20:29

Александра Скобова на месяц отправили в психиатрическую больницу на экспертизу

18 Май, 2024 | 15:05

Против Александра Скобова возбудили ещё одно уголовное дело

10 Май, 2024 | 14:03

Мы считаем политзаключённым Александра Скобова

11 Апр, 2024 | 15:44 Медуза

«По барабану мне, что они удумают со мной делать»

05 Апр, 2024 | 11:45

Суд в Петербурге отправил в СИЗО диссидента Александра Скобова

03 Апр, 2024 | 15:15

Александру Скобову сегодня предъявят обвинение по статье об оправдании терроризма