Сомряков Александр Сергеевич

Сомряков Александр Сергеевич родился 2 июля 1986 года, житель Краснодара, работал электриком и мастером по ремонту, женат. По обвинению в совершении преступления, предусмотренного п «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ («Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооружённых сил РФ по мотивам политической ненависти и вражды»), приговорён к 6 годам колонии общего режима.

Полное описание

Уголовное дело против Александра Сомрякова было возбуждено УФСБ России по Краснодарскому краю из-за постов в социальной сети VK. По версии следствия, в апреле 2022 года Александр опубликовал на своей странице в социальной сети недостоверные сообщения — факты, о которых он рассказал в своих постах, впоследствии были опровергнуты российскими официальными источниками информации.

В одной из публикаций Сомряков написал о том, что Вооружённые Силы РФ атаковали роддом и драмтеатр в Мариуполе. В другом, по всей видимости, процитировал пост журналиста Александра Невзорова о массовых убийствах в городе Буча.

4 апреля 2023 года судья Первомайского районного суда г. Краснодара Эдуард Викторович Ламейкин признал Александра Сомрякова виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ. Судом назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет с отбыванием наказания в колонии общего режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с публикациями в сети Интернет, на срок 4 года. Приговор был обжалован стороной защиты. 19 июля 2023 года судебная коллегия по уголовным делам Краснодарского краевого суда под председательством судьи Алексея Петровича Куприянова, рассмотрев дело, оставила приговор без изменения.

Александр Сомряков признал вину частично.

Основания признания политзаключённым

Обстоятельства дела

К сожалению, в настоящий момент у нас нет доступа к материалам уголовного дела Александр Сомрякова. В нашей оценке действий осуждённого мы опираемся на официальную информацию Краснодарского краевого суда и другие косвенные источники информации.

Атака российских ВС на гражданские объекты в Мариуполе и убийства мирных жителей в Буче произвели огромное впечатление как на мировое сообщество, так и на российское общество несмотря на то, что внутри России государство старалось максимально ограничить доступ к объективной информации. Об этом можно судить по большому числу публикаций, репостов фото- и видеосвидетельств из Мариуполя и Бучи в социальных сетях. Реакцией российского государства на общественное возмущение жестокими атаками на гражданское население стали многочисленные уголовные дела против тех, кто публиковал фото и видео из Бучи и Мариуполя и писал о произошедшем там.

О первом посте Александра Сомрякова, с которым связано его уголовное преследование, нам известно только то, что он был посвящён обстрелу роддома в Мариуполе (9 марта 2022 года) и уничтожению в результате бомбардировки городского Драмтеатра (16 марта 2022 года).

По опубликованным отрывкам из второго поста Сомрякова можно сделать вывод, что он перепостил или близко процитировал сообщение известного российского журналиста Александра Невзорова, опубликованное им в сети Telegram 3 апреля 2022 года. Сообщение Невзорова содержит известные всему миру фотографии, сделанные на улицах Бучи, запечатлевшие убитых гражданских лиц со связанными руками, братские могилы и расстрелянные автомобили. Также в публикации Невзорова содержится такой текст: «У Путина серьёзные неприятности. Сам виноват. Наставил на командные должности идиотов. А идиоты не способны нормально замести следы преступлений, тем более преступлений военных. Идиоту неведомо, что массовый забой мирного гражданского населения, доказанный и подтверждённый — сносит к черту все усилия пропаганды, поэтому идиоты проявляют “халатность” и, отступая, оставляют города, заваленные трупами старушек, девочек, пенсионеров и детей. В маленьком городишке Буча при освобождении его от путинской армии обнаружено примерно 260 трупов мирного населения. Убитого, вероятно, для забавы. Криминалисты уже установили время наступления смерти, ориентируясь по состоянию трупов. Это не сложно. Все смерти приходятся именно на то время, когда городишко был оккупирован путинскими солдатами. Понятно, что болтовнёй про фейки здесь не отделаешься».

Нам неизвестно, что конкретно из этого текста процитировал Александр Сомряков, так как суд дословно упоминает как пример криминального высказывания только «массовый забой мирного гражданского населения», но, в любом случае, даже в полном цитировании текста, на наш взгляд, состав уголовно наказуемого деяния отсутствует.

Обычно в делах по ст. 207.3 УК РФ следствие доказывает ложность информации ссылкой на опровержение приведённых фактов официальными источниками Министерства обороны РФ. Подробный анализ органических дефектов статьи ст. 207.3 УК HA и недопустимости подобного рода «доказательств» приведён ниже. Укажем здесь только, что бомбардировку мариупольского театра признали военным преступлением России эксперты ОБСЕ; к аналогичному выводу пришла международная правозащитная организация Amnesty International. ОБСЕ в своём докладе также признала Россию ответственной за обстрел роддома Мариуполя, а Управление Верховного комиссара ООН по правам человека установило своим расследованием виновность России в этом обстреле. Что касается расследований убийств гражданского населения в Буче, то в настоящий момент часть из них не завершена, кроме прочих масштабное расследование ведёт Управление Верховного комиссара ООН по правам человека. Однако основная дискуссия разворачивается сейчас не вокруг вопроса виновности ВС РФ, в которой эксперты не сомневаются, а вокруг квалификации действий российских военнослужащих — являются ли убийства в Буче военным преступлением или геноцидом украинского народа.

Таким образом, уголовное дело Александра Сомрякова стало одним из той волны уголовных дел по ст. 207.3 УК РФ, которая была связана, прежде всего, с публикациями о Буче и Мариуполе и призвана запугать людей и предотвратить распространение ими правды о военных преступлениях, для чего указанная статья уголовного кодекса и была предназначена.

Неправовой характер статьи 207.3 УК РФ

Через неделю после начала полномасштабного российского вторжения в Украину, 4 марта 2022 года, Государственная Дума РФ в чрезвычайном порядке (не в виде отдельных законопроектов, а путём внесения поправок в другие, уже принятые в первом чтении) приняла законы о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс. Эти законы запрещают   призывы к санкциям, распространение фейков о российских вооружённых силах, их дискредитацию, а также призывы к «воспрепятствованию их использования». В тот же день законы одобрил Совет Федерации РФ, и уже вечером их подписал президент. Поправки вступили в силу со дня официального опубликования — 5 марта 2022 года.

Состав преступления, предусмотренного новой ст. 207.3 УК РФ, сформулирован следующим образом: «Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности, а равно содержащей данные об исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях».

Мы полагаем, что эта статья противоречит как российской Конституции и международным обязательствам РФ, так и базовым принципам права.

Согласно ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, «Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений, … имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору».

Ограничения пользования этими правами «должны быть установлены законом и являться необходимыми: для уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

Аналогичные гарантии содержатся в ст. 29 Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова. Ограничения этих свобод связаны с запретом пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства, а также с государственной тайной.

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Ограничения свободы выражения, установленные ст. 207.3 УК РФ, со всей очевидностью не служат тем целям, для достижения которых такие ограничения могли бы быть установлены.

Важно отметить, что ограничение свободы выражения не предусмотрено законом даже в условиях военного положения, при котором, согласно пп. 5 и 15 п.2 ст. 7 ФКЗ «О военном положении», допускаетсялишь введение «военной цензуры за почтовыми отправлениями и сообщениями, передаваемыми с помощью телекоммуникационных систем, контроля за телефонными переговорами» и «приостановление деятельности политических партий, других общественных и религиозных объединений, ведущих пропаганду и (или) агитацию, а равно иную деятельность, подрывающую в условиях военного положения оборону и безопасность Российской Федерации». Тем более нет оснований для подобных ограничений в ситуации, когда военное положение не введено.

Не менее значимо то, что сами по себе формулировки статьи не позволяют заранее определить, какие высказывания являются правомерными, а какие запрещёнными. Гражданин не может заранее знать, какие его высказывания, какая информация могут быть сочтены в данном контексте ложными, подпадающими под действие этой нормы.

На этот счёт Конституционный Суд РФ высказывал своё мнение в ряде правовых позиций. Согласно им неоднозначность, неясность и противоречивость регулирования закона недопустимы, поскольку, препятствуя надлежащему уяснению его содержания, открывают перед правоприменителем возможности неограниченного усмотрения, ослабляющего гарантии конституционных прав и свобод (в частности, постановления КС от 20 декабря 2011 года № 29-П, от 2 июня 2015 года № 12-П, от 19 июля 2017 года № 22-П).

Фактически нормы ст. 207.3 УК РФ позволяют преследовать за высказывание любого мнения о использовании Вооружённых Сил РФ и деятельности её государственных органов за границей. Суждения о том, имеют ли упомянутые в статье действия цели «защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности» или нет, по своей природе являются оценочными, то есть выражают мнение.

Но даже и применительно к сведениям, т.е. высказываниям о фактах, в условиях ведения военных действий и конкуренции противоречивой информации из разных источников исключительно сложно судить об их правдивости или ложности. Тем более невозможно установление заведомости, т.е. умысла на распространение ложных сведений.

Упомянутые органические дефекты ст. 207.3 УК РФ определяют её неправовой характер, вследствие которого даже её добросовестное применение является недопустимым. Однако и сам факт срочного внесения указанной статьи в Уголовный кодекс немедленно после начала полномасштабной вооружённой агрессии против Украины, и сопровождавшая её рассмотрение и принятие риторика официальных лиц, и, главное, контекст её применения — ведущиеся боевые действия и сопутствующая им государственная военная пропаганда — исключают подобную добросовестность. В ситуации, когда единственными правдивыми сведениями и оценками объявляются сведения и оценки официальных российских источников, не только оправдывающих агрессивную войну и отрицающих многочисленные свидетельства гибели мирных жителей в результате российских ударов и военных преступлений, совершаемых российскими силами, но и запрещающих называть события, с любой точки зрения, являющиеся войной, словом «война», применение этой неправовой по своей природе статьи УК также имеет исключительно недобросовестный и неправовой характер. Основанием для уголовного преследования становятся как правомерные мнения, оценивающие войну и связанные с ней обстоятельства, так и утверждения о задокументированных и подтверждённых фактах.

Квалифицирующие признаки части 2 этой статьи, предусматривающей ужесточение наказания вплоть до 10 лет лишения свободы, зачастую носят субъективный характер, так пункт «д» предусматривает наличие «мотива политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотива ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». В современных условиях доказывание присутствия такого мотива сводится к простой декларации следствием его наличия. Вместе с тем, исходя из того, что любое выступление против войны само по себе является общественно полезным и не имеет вовсе никакой общественной опасности, ни один из квалифицирующих признаков, если он не образует самостоятельного состава преступления, не может рассматриваться как усиливающий общественную опасность деяния.

Исходя из изложенного, Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает, что ст. 207.3 УК РФ носит антиправовой характер, создана для осуществления политических репрессий против критиков власти и должна быть отменена. Любые преследования по этой статье являются неправомерными и должны быть прекращены.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу ликвидированного государством Правозащитного центра «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное дело против Александра Сомрякова является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение публичной деятельности критиков власти и устрашение общества в целом, т. е. упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий. Лишение свободы было применено к нему в нарушение прав на свободу слова, справедливое судебное разбирательство и иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Мы считаем, что преследование людей за их антивоенную позицию связанно исключительно с их политическими взглядами и осуществлением ими свободы высказывания.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия проекта «Поддержка политзаключённых. Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Адвокат: Денис Каленский

Как помочь

На нашем сайте вы можете сделать пожертвование для помощи всем политзаключённым.

Публикации в СМИ

20 июля 2023 года. Радио Свобода. Краснодарец осуждён на шесть лет колонии за посты о Мариуполе и Буче // http://svoboda.org/a/krasnodarets-osuzhdyon-na-shestj-let-kolonii-za-posty-o-mariupole-i-buche/32511486.html

20 июля 2023 года. Краснодарский краевой суд. В Краснодаре мужчина осуждён за фейки об использовании ВС РФ // http://youtube.com/watch?v=SFDhAX4QuZk

Дата обновления справки: 07.08.2023 г.

Новости по теме

07 Авг, 2023 | 12:51

Мы считаем политзаключённым Александра Сомрякова из Краснодара

20 Июл, 2023 | 12:57

В Краснодаре суд в апелляции утвердил приговор Александру Сомрякову по делу о военных «фейках»