Буянова Надежда Фёдоровна

Буянова Надежда Фёдоровна родилась 29 марта 1956 года, жительница Москвы, гражданка России, уроженка Львова (Украина), врач-педиатр. Обвиняется по п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ («Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании ВС РФ по мотивам политической и национальной ненависти», до 10 лет лишения свободы). Лишена свободы с 26 апреля 2024 года, содержится в СИЗО.

Полное описание

По версии следствия, Надежда Буянова, «осуществляя трудовую деятельность в качестве врача-педиатра в филиале № 1 ГБУЗ “ДГП № 140 ДЗМ” <…>, тем самым имея возможность контактировать с неограниченным кругом лиц, с учётом своего авторитетного положения воздействовать на сознание людей и формировать у них негативное отношение, имея умысел на публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации <…> а также имея стойкое сформированное негативное отношение к проводимой Вооружёнными Силами Российской Федерации СВО, испытывая личную неприязнь и враждебное отношение к представителям высших органов государственной власти и к гражданам Российской Федерации, в том числе к военнослужащим Вооружённых Сил Российской Федерации и русским по признаку национальности, которые имеют чуждые ей взгляды на проведение внешней политики государства, то есть, действуя по мотивам политической и национальной ненависти, 31.01.2024, <…> находясь на своём рабочем месте <…> в ходе осуществления личного приёма пациентов, осознавая, что действует публично, достоверно зная, что распространяемая ею информация не соответствует действительности, сообщила Акиньшиной А.В. и Николаеву Ф.Ф. сведения, в которых под видом достоверной содержалась заведомо ложная информация в виде утверждений о совершении Вооружёнными Силами Российской Федерации убийств мирных жителей в ходе специальной военной операции, и о нападении на Украину.

<…> 

Таким образом, Буянова Н.Ф., действуя умышленно, по мотивам политической и национальной ненависти, создала реальную угрозу формирования у граждан ложного мнения о целях и задачах специальной военной операции и посыла к действиям по дальнейшему распространению не соответствующей действительности информации об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации, способное повлечь необоснованное нарастание социальной напряжённости, чем причинила вред интересам Российской Федерации».

31 января 2024 года 34-летняя Анастасия Акиньшина выложила в Telegram-чат «Лера и булочка», в котором состоят сторонники «СВО», видеообращение. В нём она заявила: «Всем привет! Я выхожу сейчас с детьми из своей поликлиники. Были у дежурного врача. У меня сыночек немножко приболел, показывала [его]. А был ещё диалог, она спросила, а что у него с поведением? Я говорю — у нас папы не стало. Папа на СВО погиб. И вот эта мразь, в нашей поликлинике московской в ДКП 140 на Яна Райниса, дом 4, сказала мне, что убивать наших ребят на СВО — это законные действия Украины. Она сидит на Яна Райниса, дом 4, и лечит наших детей. Есть у кого идеи, куда мне сейчас пожаловаться, чтобы эту тварь просто нахуй выгнали отсюда. А ещё лучше — посадили».

Позже в этот же день Акиньшина выложила в том же Telegram-чате голосовое сообщение: «Ребята, мне сейчас позвонили и участковый, и с отдела полиции. В отделе полиции все водят своих детей в ту поликлинику. Они сказали, давай освобождайся и давай с ребятами к нам, пишем заявление, где надо — под диктовочку, и передаём это всё в прокуратуру и СК. Вот, бл*, разница: сидит какая-то мразь, которая наших пацанов грязью поливает и вот ребята — они меня не знают, я им не обязана, я очередная, кто будет сейчас заявление писать. Спасибо им за нормальное отношение». Речь идёт о сотрудниках ОМВД «Северное Тушино», куда в итоге Акиньшина и написала заявление. Фото составленных заявлений она опубликовала как в чате Telegram-канала «Лера и булочка», так и на своей личной странице в VK. 

В заявлении в полицию Акиньшина обратила внимание, что врач окончила медицинский университет в украинском Львове, попросила привлечь Буянову к уголовной ответственности за высказывания «Любой военный армии РФ является законной целью для Украины», «Россия — агрессор, которая напала на Украину» по ст. 280.3 (публичные действия, направленные на дискредитацию использования ВС РФ), 284.2 (призывы к введению санкций в отношении РФ) и 207.3 УК РФ (публичное распространение ложной информации об использовании ВС РФ) УК РФ и проверить «на предмет спонсирования ВСУ». 

Акиньшина также отправила своё видеообращение связанному с силовиками Telegram-каналу Mash. Используя нецензурную лексику, она заявила, что Буянова обратила внимание на плохое поведение её семилетнего ребёнка. «Дежурный врач спросила, что у сына с поведением. Я говорю: “У нас поведение хромает, потому что у нас папу на СВО убили, и он очень тяжело переживает потерю отца”. На что она мне сказала: ”Ну, милочка, что же вы хотите? Ваш муж был законной целью Украины”. <…> Я была у главврача, они пытались меня успокоить, я так поняла, что они замять хотят. Замять уже не выйдет. Поэтому вопрос: куда мне сейчас на эту шмару жаловаться, чтобы её нахуй из страны выкинули и посадили к чертям собачьим», — говорит Акиньшина в слезах на видео. 

Утром 1 февраля 2024 года публикация о случившемся в поликлинике появилась в Telegram-канале Mash с аудиторией более 2 миллионов подписчиков. 

«Терапевта московской поликлиники № 140 обвинили в дискредитации ВС РФ — за насмешки над погибшим на СВО отцом её маленького пациента. По словам заявительницы — вдовы русского военного — врач приехала в Москву с Украины и, вероятно, поддерживает ВСУ деньгами», — говорится в публикации пропагандистов. 

Уголовное дело против Буяновой потребовал возбудить и взял на личный контроль председатель Следственного Комитета РФ Александр Бастрыкин. После этого Акиньшина в VK поблагодарила канал Telegram-канал Mash, телекомпанию НТВ и «наши органы, которые работают на полную мощность».

1 февраля 2024 года Буянову за один день уволили из поликлиники по п. 6 ст. 86 Трудового кодекса РФ («Однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей»). Надежда Буянова и её адвокат Оскар Черджиев подали гражданский иск о восстановлении врача на работе. Как заявил Черджиев, в приказе об увольнении Буяновой нет ни одной ссылки на конкретное нарушение, никаких дисциплинарных взысканий у женщины не было. Женщина также рассказала новостному агентству ASTRA, что в тот же день, ещё до возбуждения уголовного дела, полицейские изъяли у неё мобильный телефон и просматривали её личные переписки. «В этот же день, 1 февраля, полицейские приехали за мной прямо в поликлинику. Один их молодчик в поликлинике пытался телефон забрать, кричал радостно: “Я и не таких как ты, 70-летних, сажал”. Они меня окружили, посадили в машину с мигалкой и доставили в отдел полиции. А я одна, 67 лет. Что я одна против них сделаю. Они сидели там довольные, хихикали, отобрали обманом мой телефон. Спросили, нет ли у меня в телефоне фото паспорта, я говорю — “есть” и дала, а потом они меня как-то заговорили, телефон уже забрал другой полицейский, вышел он в коридор и начал рыться в моих личных переписках. Начали они докапываться до меня. Постоянно спрашивали, я за или против СВО. Телефон так и не отдали. А в документе написали: “изъяли”. Я говорю: как изъяли, если вы хитрецой у меня забрали телефон. Они сидели очень довольные все ребята, видно было, что они уже себе составили план действий, обрисовали всю картину, я это уже поняла»рассказала Буянова журналистам.

О возбуждении дела против врача стало известно 2 февраля, когда вечером к ней пришли с обыском. Его провели демонстративно грубо: все вещи Буяновой были перемешаны и разбросаны по квартире, со стен содрали ковры, обои, сломали мебель, с окон сорвали шторы. Защитника Буяновой на обыск не допустили. Тогда же у женщины забрали паспорт, который она не могла вернуть себе почти месяц. По словам адвоката, следователи говорили, что не могут найти документ. 

Сразу после обыска Буянову повезли на допрос в Тушинский межрайонный следственный отдел СК. Изначально женщине предъявили обвинение по более «лёгкой» части статьи о распространении военных «фейков» (ч. 1 ст. 207.3 УК РФ). 

Надежду допрашивали всю ночь со 2 на 3 февраля, в том числе провели очную ставку с потерпевшей — Анастасией Акиньшиной. В 4:46 3 Акиньшина опубликовала во VK комментарий и фото педиатра в наручниках: «Очная ставка только закончилась. Врач упиздила в наручниках в ИВС по 91». До судебного заседания по избранию меры пресечения 67-летняя Надежда действительно находилась в изоляторе временного содержания. 

3 февраля 2024 года судья Тушинского районного суда Надежда Андреевна Ткачёва отказала следствию в удовлетворении ходатайства о заключении врача под стражу и избрала ей меру пресечения в виде запрета определённых действий. Буяновой было запрещено пользоваться средствами связи, включая почту, телеграф и Интернет, а также общаться со свидетелями по делу и иными участниками уголовного судопроизводства, за исключением следователей, защитников и прокурора. 

19 апреля 2024 года в окончательной редакции обвинение ужесточили, добавив мотив национальной и политической ненависти (п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ). Кроме того, в деле появился новый свидетель обвинения — некий Николаев Ф. Ф., который якобы слышал высказывания Буяновой. Изначально следствие также настаивало на том, что при разговоре присутствовал ребёнок Акиньшиной, однако затем это утверждение исчезло из материалов дела.

26 апреля 2024 года по ходатайству следствия Тушинский районный суд Москвы изменил Надежде Буяновой меру пресечения. Судья Андрей Михайлович Костырев отправил женщину в СИЗО на два месяца, до 25 июня. 

Необходимость ужесточения меры пресечения следователь обосновал тем, что Буянова без уведомления органов расследования сменила место жительства и выехала в другой регион, создала условия, исключающие поддержание связи со следователем для её вызова для проведения процессуальных действий. Женщина также якобы уклонялась от явки в следственный орган с 22 апреля 2024 года для ознакомления с материалами дела. 

«Я считаю, что абсолютно незаконно. Меру пресечения она не нарушала. Завтра же постановление суда будет обжаловано»,— сказал РБК адвокат Оскар Черджиев, представляющий интересы Буяновой. По словам юриста, запрет определённых действий позволял ей выезжать за пределы Москвы без разрешения следователя, а её поездка к знакомым носила краткосрочный характер.

Надежда Буянова отрицает, что произносила слова, за которые в её отношении возбуждено уголовное дело. Более того, защита Буяновой утверждает, что врач вообще ничего не говорила об Украине на приёме. Защита заявила, что будет настаивать на прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления в связи с отсутствием признака публичности в распространении информации. По словам адвоката, беседу между врачом и посетителем никто слышать не мог, «свидетелей и доказательств в материалах дела не представлено, а все неустранимые противоречия должны быть истолкованы в пользу моей подзащитной». Как заявил защитник, Буянова «лишь установила подозрение на ”расстройство поведения”, а мать, возможно, пришла в ярость, подумав, что из её сына хотят сделать больного, что, конечно, не так. В итоге и появилось это обвинение». Главным доказательством, которое могло подтвердить или опровергнуть факт произнесения вменяемых Буяновой слов, считалась аудиозапись, которая, как заявлялось, ведётся в поликлинике при осуществлении медицинских приёмов. Однако, как утверждает защитник женщины, аудиозапись, несмотря на поданные им запросы, не была представлена поликлиникой, ни в уголовный, ни в гражданский процессы. 

Уголовное дело против Надежды Буяновой возбудил и расследует старший следователь Хорошевского межрайонного следственного отдела СУ по Северо-Западному административному округу ГСУ СК РФ по Москве старший лейтенант юстиции Шаров А. С. Дело было передано для рассмотрения по существу в Тушинский районный суд и находится в производстве судьи Ольги Александровны Фединой. На заседании 15 мая суд продлил срок содержания Буяновой в СИЗО до 2 ноября 2024 года.

Основания признания политзаключённой

Неправовой характер статьи 207.3 УК РФ

Через неделю после начала полномасштабного российского вторжения в Украину, 4 марта 2022 года, Государственная Дума РФ в чрезвычайном порядке (не в виде отдельных законопроектов, а путём внесения поправок в другие, уже принятые в первом чтении) приняла законы о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс. Эти законы запрещают призывы к санкциям, распространение фейков о российских вооружённых силах, их дискредитацию, а также призывы к «воспрепятствованию их использования». В тот же день законы одобрил Совет Федерации РФ, и уже вечером их подписал президент. Поправки вступили в силу со дня официального опубликования — 4 марта 2022 года.

Состав преступления, предусмотренного новой ст. 207.3 УК РФ, сформулирован следующим образом: «Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности, а равно содержащей данные об исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях».

Мы полагаем, что эта статья противоречит как российской Конституции и международным обязательствам РФ, так и базовым принципам права.

Согласно ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, «каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений, … имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору».

Ограничения пользования этими правами «должны быть установлены законом и являться необходимыми: для уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

Аналогичные гарантии содержатся в ст. 29 Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова. Ограничения этих свобод связаны с запретом пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства, а также с государственной тайной.

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Ограничения свободы выражения, установленные ст. 207.3 УК РФ, со всей очевидностью не служат тем целям, для достижения которых такие ограничения могли бы быть установлены.

Важно отметить, что ограничение свободы выражения не предусмотрено законом даже в условиях военного положения, при котором, согласно пп. 5 и 15 п.2 ст. 7 ФКЗ «О военном положении», допускается лишь введение «военной цензуры за почтовыми отправлениями и сообщениями, передаваемыми с помощью телекоммуникационных систем, контроля за телефонными переговорами» и «приостановление деятельности политических партий, других общественных и религиозных объединений, ведущих пропаганду и (или) агитацию, а равно иную деятельность, подрывающую в условиях военного положения оборону и безопасность Российской Федерации». Тем более нет оснований для подобных ограничений в ситуации, когда военное положение не введено.

Не менее значимо то, что сами по себе формулировки статьи не позволяют заранее определить, какие высказывания являются правомерными, а какие запрещёнными. Гражданин не может заранее знать, какие его высказывания, какая информация могут быть сочтены в данном контексте ложными, подпадающими под действие этой нормы.

На этот счёт Конституционный Суд РФ высказывал своё мнение в ряде правовых позиций. Согласно им неоднозначность, неясность и противоречивость регулирования закона недопустимы, поскольку, препятствуя надлежащему уяснению его содержания, открывают перед правоприменителем возможности неограниченного усмотрения, ослабляющего гарантии конституционных прав и свобод (в частности, постановления КС от 20 декабря 2011 года № 29-П, от 2 июня 2015 года № 12-П, от 19 июля 2017 года № 22-П).

Фактически нормы ст. 207.3 УК РФ позволяют преследовать за высказывание любого мнения о использовании Вооружённых Сил РФ и деятельности её государственных органов за границей. Суждения о том, имеют ли упомянутые в статье действия цели «защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности» или нет, по своей природе являются оценочными, то есть выражают мнение.

Но даже и применительно к сведениям, т.е. высказываниям о фактах, в условиях ведения военных действий и конкуренции противоречивой информации из разных источников исключительно сложно судить об их правдивости или ложности. Тем более невозможно установление заведомости, т.е. умысла на распространение ложных сведений.

Упомянутые органические дефекты ст. 207.3 УК РФ определяют её неправовой характер, вследствие которого даже её добросовестное применение является недопустимым. Однако и сам факт срочного внесения указанной статьи в Уголовный кодекс немедленно после начала полномасштабной вооружённой агрессии против Украины, и сопровождавшая её рассмотрение и принятие риторика официальных лиц, и, главное, контекст её применения — ведущиеся боевые действия и сопутствующая им государственная военная пропаганда — исключают подобную добросовестность. В ситуации, когда единственными правдивыми сведениями и оценками объявляются сведения и оценки официальных российских источников, не только оправдывающих агрессивную войну и отрицающих многочисленные свидетельства гибели мирных жителей в результате российских ударов и военных преступлений, совершаемых российскими силами, но и запрещающих называть события, с любой точки зрения, являющиеся войной, словом «война», применение этой неправовой по своей природе статьи УК также имеет исключительно недобросовестный и неправовой характер. Основанием для уголовного преследования становятся как правомерные мнения, оценивающие войну и связанные с ней обстоятельства, так и утверждения о задокументированных и подтверждённых фактах.

Квалифицирующие признаки ч. 2 этой статьи, предусматривающей ужесточение наказания вплоть до 10 лет лишения свободы, зачастую носят субъективный характер, так пункт «д» предусматривает наличие «мотива политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотива ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». В современных условиях доказывание присутствия такого мотива сводится к простой декларации следствием его наличия. Вместе с тем, исходя из того, что любое выступление против войны само по себе является общественно полезным и не имеет вовсе никакой общественной опасности, ни один из квалифицирующих признаков, если он не образует самостоятельного состава преступления, не может рассматриваться как усиливающий общественную опасность деяния.

Исходя из изложенного, Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает, что ст. 207.3 УК РФ носит антиправовой характер, создана для осуществления политических репрессий против критиков власти и должна быть отменена. Любые преследования по этой статье являются неправомерными и должны быть прекращены.

Иные основания признания политзаключённой

Несмотря на то, что, в соответствии со сказанным выше, одного лишь факта преследования по ст. 207.3 УК РФ достаточно для того, чтобы сделать вывод о его исключительно политическом и неправовом характере, следует упомянуть особенности дела Надежды Буяновой.

После начала полномасштабного вторжения в Украину в феврале 2022 года, сопровождавшегося нагнетанием пропагандистской военной истерии, практика доносительства — удобная для «борцов с экстремизмом и терроризмом» из правоохранительных органов и поощряемая репрессивным государством, — нашла, к сожалению, своё место в российском обществе и довольно широко распространилась. Доносы и угрозы донести на знакомых, коллег либо иных лиц начинают видеться многим гражданам эффективным средством получения личных выгод либо преимущества в каком-либо споре или конфликте, и на самом деле таким средством становятся. В этом ряду показательным является дело тралмастера рыболовной компании Ярослава Левченко из Петропавловска-Камчатского. Он стал жертвой конфликта на рыболовецком судне и попал в результате драки в больницу, после чего избившие Левченко коллеги сообщили в правоохранительные органы о его «неподдержке СВО» и «симпатиях к Украине». С большой степенью вероятности это связано с тем, что избитый Левченко подал заявление на бывших коллег в правоохранительные органы, а они пытались уйти от ответственности за драку и распитие алкоголя на борту. В результате в июле 2023 года моряк был отправлен в СИЗО. 

Ещё один характерный пример — дело Алексея Москалёва. Кто-то из педагогов школы, где училась его дочь, сообщил в полицию, что девочка нарисовала на уроке ИЗО антивоенный рисунок. За обнаруженные в результате разбирательства антивоенные комментарии в Интернете Москалёва привлекли к административной, а затем — и к уголовной ответственности за «дискредитацию армии» и приговорили к 2 годам лишения свободы.

В некоторых случаях, как и в деле Буяновой, близость доносчиков к участникам «СВО», объявленным властями и пропагандой новым «привилегированным классом», даёт их позиции дополнительный моральный вес в глазах следствия и общества. Так, ещё одной жертвой доноса, спровоцированного, по всей видимости, личным и производственным конфликтом, стал мясник с новосибирского рынка Далержон Ачилов, гражданин Таджикистана. Его обвинили в распространении «фейков» и хулиганстве и отправили в СИЗО по заявлению продавщицы с того же рынка, использовавшей в качестве аргумента то, что её сын участвует в войне против Украины.

Часто в таких случаях именно после демонстрации «возмущения общества» в Интернете Бастрыкин требует возбуждения уголовного дела и «ставит его на контроль» центрального аппарата ведомства, после чего правоохранительные органы вынуждены осуществлять уголовное преследование даже при очевидном отсутствии состава преступления, прибегая при этом фактически к фальсификации доказательств. Так для придания обвинению в отношении Надежды Буяновой признака публичности, необходимого для инкриминируемого состава, в деле «появился» ранее не упоминавшийся свидетель Николаев, якобы слышавший её разговор с Акиньшиной. Мы полагаем, что это сделано для придания достоверности этому обвинению, так как уголовное преследование, основанное лишь на словах потерпевшей Акиньшиной в отсутствие аудиозаписи, даже по сегодняшним меркам представляется вопиющим. Тем не менее, по мнению юриста, оно создаёт негативный прецедент возбуждения политически мотивированных уголовных дел фактически при отсутствии каких бы то ни было доказательств.

Акиньшина в своих нападках на Надежду Буянову упоминает, что ранее та жила на территории Украины, используя это как дополнительный аргумент и требуя проверить врача на предмет «спонсирования ВСУ». По сообщениям СМИ, Буянова в 1984 году окончила Львовский медицинский университет. Она переехала из Украины в Россию в первой половине 1990-х годов и с тех пор работала в сфере здравоохранения.

Следует обратить внимание и на то, что, на наш взгляд, в действиях Надежды Буяновой в принципе отсутствует состав преступления. Даже если предположить, что она в действительности произнесла те слова, которые следствие пытается выдать за «фейки о Вооружённых силах», то утверждение о том, что российские военнослужащие, участвующие в войне, являются легитимной целью для ВСУ, а Россия является агрессором, напавшим на Украину является абсолютно верным с точки зрения международного права. 2 марта 2022 года, после начала полномасштабного вторжения России на территорию Украины, Генеральная Ассамблея ООН своей резолюцией констатировала, что война Российской Федерации против Украины нарушает п. 4 ст. 2 Устава ООН и является применением государством вооружённой силы против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, то есть агрессией. В 1946 году Международный военный трибунал постановил, что агрессия является «высшим международным преступлением». Ст. 51 Устава ООН подтверждает «неотъемлемое право на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдёт вооружённое нападение» на независимое государство. Таким образом, с точки зрения международного права военные действия РФ против Украины незаконны и преступны, а действия Украины по защите от агрессии — законны и обоснованы.

При этом важно подчеркнуть, что все российские военнослужащие, участвующие в боевых действиях, включая погибшего на войне бывшего мужа Акиньшиной, в любом случае являются в соответствии с нормами международного гуманитарного права, например Дополнительным протоколом к Женевским конвенциям, легитимной целью для украинских военных.

Особое возмущение вызывает водворение немолодой женщины в СИЗО, поскольку в силу её возраста нахождение в местах лишения свободы может нанести серьёзный вред здоровью. Открытое письмо в поддержку Надежды Буяновой подписывают её коллеги-врачи, многие из которых находятся в России. Оно было опубликовано в специально созданной Telegram-группе медиков, его подписали за сутки более 1000 врачей. В обращении говорится, что российские медработники не защищены «ни от правовых рисков, ни от пациентской агрессии» и не могут публично комментировать обвинения в свой адрес в связи с врачебной тайной.

«Дело Буяновой даёт молодёжи мощный сигнал — не идите в медицину, не занимайтесь помощью людям, они могут в любой момент оговорить вас, и вы пойдёте в тюрьму. Вы не защищены, власть не вступится за вас и с удовольствием отдаст вас на заклание при самых безумных обвинениях», — говорится в письме. Также медики записали видеоролик, на котором прочитали в поддержку Надежды Буяновой стихи.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу Программы поддержки политзаключенных Правозащитного центра «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное дело против Надежды Буяновой является политически мотивированным, направленным на устрашение общества в целом, т. е. упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий. Лишение свободы было применено к ней в нарушение права на свободное выражение мнения, на справедливое судебное разбирательство и иных прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ и Международным пактом о гражданских и политических правах, а также, вероятно в отсутствие события «преступления».

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает Надежду Буянову политической заключённой, требует её немедленного освобождения, прекращения уголовного преследования и восстановления на работе.

Признание человека политзаключённым не означает ни согласия Проекта «Поддержка политзаключённых. Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Дополнительная информация:

Группа поддержки: Telegram-канал Свободу Надежде Буяновой

Адвокат: Оскар Астемирович Черджиев

Как помочь?

Волонтёры собирают средства, чтобы отправить в СИЗО передачи со средствами первой необходимости для Надежды Буяновой, на карту «Сбербанка» 4276 4406 0405 9847 (Екатерина Вячеславовна Т.). О других способах помочь можно узнать в Telegram-канале группы поддержки.

Петиция на Change. org. Освободить врача-педиатра Надежду Буянову.

О других способах помочь можно узнать в Telegram-канале группы поддержки.

Публикации в СМИ:

6 февраля 2024 года. Новая газета Европа. Что не так с делом Надежды Буяновой. Московского педиатра обвиняют в распространении «фейков» за фразу на приёме пациента. Её квартиру разгромили силовики.

6 февраля 2024 года. Sota. Можно ли возбудить дело только по доносу?

15 февраля 2024 года. ASTRA. В отделе полиции все водят своих детей в ту поликлинику. Сказали, пишем заявление, где надо — под диктовочку.

2 мая 2024 года. Радио Свобода. Дело Надежды Буяновой

Дата обновления справки: 28.05.2024 г.

Новости по теме

12 Июл, 2024 | 14:03

Суд в Москве постановил восстановить на работе педиатра Надежду Буянову

13 Июн, 2024 | 19:04 Медиазона

Дело педиатра Надежды Буяновой о военных «фейках». День третий

30 Май, 2024 | 17:30 Медиазона

Дело педиатра Надежды Буяновой о военных «фейках». День второй

29 Май, 2024 | 7:27

Мы считаем политзаключённой Надежду Буянову

26 Май, 2024 | 14:18 Сибирь. Реалии

«Крепитесь там, а я пока креплюсь тут». Кто и зачем переписывается с российскими политзаключёнными

24 Май, 2024 | 19:15 Медиазона

Поликлиника: записи разговора арестованного педиатра Надежды Буяновой и бывшей жены убитого военного не существует

16 Май, 2024 | 10:10

Педиатру Надежде Буяновой продлили арест на 5,5 месяцев

15 Май, 2024 | 20:52 Медиазона

Дело педиатра Надежды Буяновой о военных «фейках». Онлайн

28 Апр, 2024 | 12:58

Новые адреса и анонсы вечеров писем политзаключённым

27 Апр, 2024 | 14:36

Педиатра Надежду Буянову отправили в СИЗО по делу о военных «фейках»