Оношкин Алексей Владимирович

Оношкин Алексей Владимирович родился 29 марта 1990 года, житель Нижнего Новгорода, гид, блогер, политический активист и священник «Храма Летающего Макаронного Монстра».

Обвинялся по п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ («Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооружённых сил РФ по мотивам политической ненависти и вражды», до 10 лет лишения свободы) и ч. 2 ст. 205.2 УК РФ («Публичное оправдание терроризма», до 7 лет лишения свободы). 11 октября 2023 года суд переквалифицировал ч. 2 ст. 207.3 на ч. 1 ст. 207.3 УК РФ, освободил Оношкина от уголовной ответственности и назначил принудительные меры медицинского характера в психиатрической больнице специализированного типа. 14 декабря 2023 года суд апелляционной инстанции утвердил это решение, исключив из обвинения один пост.

Лишён свободы с 16 августа 2022 года, с 3 октября 2022 года помещён в психиатрическую больницу.

Полное описание

12 августа 2022 года следственным управлением следственного комитета РФ по Нижегородской области в отношении Алексея Оношкина было возбуждено уголовное дело по п. «д» ч. 2 ст. 207.3 УК РФ. Причиной возбуждения дела стало размещение Оношкиным публикации на личной странице в сети VK от 16 марта 2022 года, в которой он сообщил об обстреле драматического театра в Мариуполе.

16 августа 2022 года силовики провели у Алексея Оношкина обыск, в ходе которого в квартиру не допускали его адвоката Кристину Тюрину. После обыска его вместе с защитником его доставили в управление Следственного комитета и после допроса поместили в изолятор временного содержания до избрания меры пресечения.

17 августа 2022 года судья Советского районного суда Нижнего Новгорода Карнавский И.А. избрал Алексею Оношкину меру пресечения в виде заключения под стражу до 10 октября 2022 года.

3 октября 2022 года Советский районный суд Нижнего Новгорода по ходатайству следствия постановил перевести Оношкина из СИЗО в психиатрическую больницу до конца срока следствия по делу. Защита не возражала против такого решения. Срок принудительного психиатрического лечения Оношкина судом неоднократно продлевался, Алексей должен оставаться в стационаре до 10 февраля 2023 года.

26 октября 2022 года следственным отделом УФСБ РФ по Нижегородской области в отношении Алексея Оношкина было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 205.2 УК РФ. Предположительно, причиной возбуждения дела стало размещение Оношкиным на личной странице в сети «ВКонтакте» публикаций, которые содержат «утверждения, героизирующие террористическую деятельность террористов-смертников и участников незаконных формирований, действовавших на территории Чеченской Республики».

Обвинение в оправдании терроризма предъявлено за следующие тексты, содержащиеся в постах, размещённых на странице Алексея Оношкина в 2020–2021 годах:

«Кто-нибудь может мне объяснить разницу между поступком капитана Николая Гастелло и поступком Хавы Бараевой?»

«Наш губернатор – Борис. Наш герой – Ирина. Это прям как с Чечней: Ваш президент – Джохар, Ваш герой – Хава».

«Это он ездил в Чечню, когда проспект Путина назывался ещё как надо – проспект Победы, и когда её президентом был её подлинный президент – Джохар Дудаев».

Основания признания политзаключённым

Обвинение по ст.207.3 УК РФ

Через неделю после начала полномасштабного российского вторжения в Украину, 4 марта 2022 года, Государственная Дума РФ в чрезвычайном порядке (не в виде отдельных законопроектов, а путём внесения поправок в другие, уже принятые в первом чтении) приняла законы о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс. Эти законы запрещают призывы к санкциям, распространение фейков о российских вооружённых силах, их дискредитацию, а также призывы к «воспрепятствованию их использования». В тот же день законы одобрил Совет Федерации РФ, и уже вечером их подписал президент. Поправки вступили в силу со дня официального опубликования – 5 марта 2022 года.

Состав преступления, предусмотренного новой ст. 207.3 УК РФ, сформулирован следующим образом: «Публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности, а равно содержащей данные об исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий за пределами территории Российской Федерации в указанных целях».

Мы полагаем, что эта статья противоречит как российской Конституции и международным обязательствам РФ, так и базовым принципам права.

Согласно ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, «Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений, … имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору».

Ограничения пользования этими правами «должны быть установлены законом и являться необходимыми: для уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

Аналогичные гарантии содержатся в ст. 29 Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова. Ограничения этих свобод связаны с запретом пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства, а также с государственной тайной.

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Ограничения свободы выражения, установленные ст. 207.3 УК РФ, со всей очевидностью не служат тем целям, для достижения которых такие ограничения могли бы быть установлены.

Важно отметить, что законное ограничение свободы выражения не предусмотрено даже в условиях военного положения, при котором пп. 15 ст. 7 ФКЗ «О военном положении» допускается лишь введение военной цензуры за почтовыми отправлениями и сообщениями, передаваемыми с помощью телекоммуникационных систем, контроля за телефонными переговорами и приостановление деятельности политических партий, других общественных и религиозных объединений. Тем более, нет для них оснований в ситуации, когда военное положение не введено.

Не менее значимо то, что сами по себе формулировки статьи не позволяют заранее определить, какие высказывания являются правомерными, а какие запрещёнными. Гражданин не может судить заранее какие его высказывания, какая информация могут быть сочтены в данном контексте ложными, подпадающими под действие этой нормы.

На этот счёт Конституционный Суд РФ высказывал своё мнение в ряде правовых позиций. Согласно им неоднозначность, неясность и противоречивость регулирования закона недопустимы, поскольку, препятствуя надлежащему уяснению его содержания, открывают перед правоприменителем возможности неограниченного усмотрения, ослабляющего гарантии конституционных прав и свобод (в частности, постановления КС от 20 декабря 2011 года № 29-П, от 2 июня 2015 года № 12-П, от 19 июля 2017 года № 22-П).

Фактически нормы ст. 207.3 УК РФ позволяют преследовать за высказывание любых мнений о использовании Вооружённых Сил РФ и деятельности её государственных органов за границей. Суждения о том, имеют ли упомянутые в статье действия цели «защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности» или нет, по своей природе являются оценочными, выражениями мнения.

Но даже и применительно к сведениям, т. е. высказываниям о фактах в условиях ведения военных действий и конкуренции противоречивой информации из разных источников, исключительно сложно судить об их правдивости или ложности. Тем более, невозможно установление заведомости, т. е. умысла на распространение ложных сведений.

Упомянутые органические дефекты ст. 207.3 УК РФ определяют её неправовой характер, не допускающий даже и добросовестного её применения. Однако и сам факт срочного внесения указанной статьи в Уголовный кодекс немедленно после начала вооружённой агрессии против Украины, и сопровождавшая её рассмотрение и принятие риторика официальных лиц, и, главное, контекст её применения – ведущиеся боевые действия и сопутствующая им государственная военная пропаганда исключают подобную добросовестность. В ситуации, когда единственными правдивыми сведениями и оценками объявляются сведения и оценки официальных российских источников, не только оправдывающих агрессивную войну и отрицающих многочисленные свидетельства гибели мирных жителей в результате российских ударов и военных преступлений, совершаемых российскими силами, но и запрещающих называть события, с любой точки зрения, являющиеся войной, словом «война», применение этой неправовой по своей природе статьи УК также имеет исключительно недобросовестный и неправовой характер. Основанием для уголовного преследования становятся как правомерные мнения, оценивающие войну и связанные с ней обстоятельства, так и утверждения о задокументированных и подтверждённых фактах.

Квалифицирующие признаки части 2 этой статьи, предусматривающей ужесточение наказания вплоть до 10 лет лишения свободы, зачастую носят субъективный характер, так пункт «д» предусматривает наличие «мотива политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотива ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». В современных условиях доказывание присутствия такого мотива сводится к простой декларации следствием его наличия. Вместе с тем, исходя из того, что любое выступление против войны само по себе является общественно полезным и не имеет вовсе никакой общественной опасности, ни один из квалифицирующих признаков, если он не образует самостоятельного состава преступления, не может рассматриваться как усиливающий общественную опасность деяния.

Исходя из изложенного, Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал» считает, что ст. 207.3 УК РФ носит антиправовой характер, создана для осуществления политических репрессий против критиков власти и должна быть отменена. Любые преследования по этой статье являются неправомерными и должны быть прекращены.

Обвинение по ст. 205.2 УК РФ

Оношкину в настоящее время вменяются следующие публикации:

«Кто-нибудь может мне объяснить разницу между поступком капитана Николая Гастелло и поступком Хавы Бараевой?»

«Наш губернатор – Борис. Наш герой – Ирина. Это прям как с Чечней: Ваш президент – Джохар, Ваш герой – Хава».

«Это он ездил в Чечню, когда проспект Путина назывался ещё как надо – проспект Победы, и когда её президентом был её подлинный президент – Джохар Дудаев».

Мы полагаем, что эти тексты, касающиеся событий и обстоятельств более, чем 20-летней давности, не дают оснований для уголовного преследования и, тем более, лишения свободы.

Безусловно, одобрение терроризма является преступлением, и не только в России. По сути дела, это преступление является частным случаем призыва к насилию на почве ненависти. На необходимость принятия государственных мер в отношении таких преступлений указывает, в частности, Рабатский план действий в отношении подстрекательства к дискриминации, вражде или насилию, выработанный экспертами Управления Верховного комиссара Организации Объединённых Наций по правам человека. Однако тот же Рабатский план призывает установить высокий порог для введения ограничений на свободу выражения мнения при определении возбуждения ненависти. Он призывает рассматривать ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) (о необходимости запрета подстрекательства к насилию) только в пропорциональном сочетании со ст. 19 того же документа, говорящей о праве каждого человека на выражение мнения.

С точки зрения Рабатского плана, крайне важен контекст высказывания: «Контекстуальный анализ должен поместить высказывание в социальный и политический контекст, преобладавший в тот момент, когда это высказывание было сделано или распространялось». В отношении содержания высказывания Рабатский план также требует тщательного его анализа и выяснения того, «насколько прямым и провокационным было высказывание, а также рассмотрения формы и стиля, характера выдвинутых оратором аргументов, сбалансированности аргументации, и т.д.». При этом подчёркивается, что «государства несут ответственность за обеспечение меньшинствам возможности пользоваться основными правами и свободами, например, путём содействия в регистрации и функционировании их медийных организаций. Государства должны поощрять сообщества в их стремлении получить доступ к широкому спектру мнений и информации и делиться ими, а также приветствовать возникший в результате здоровый диалог и дискуссию».

Не менее важным видит Рабатский план потенциальный риск причинения вреда: «суды должны будут установить, что существовала реальная вероятность того, что высказывание могло спровоцировать фактическое действие против целевой группы, отдавая себе отчёт в том, что в данном случае должна быть указана достаточно прямая причинно-следственная связь».

Наконец, значительную роль играет наличие намерения. Небрежность или безрассудство не являются достаточными основаниями для квалификации правонарушения по ст. 20 МПГПП, так как данная статья применяется скорее к «пропаганде» и «подстрекательству», нежели к простому распространению или передаче сведений.

Информация, содержащаяся во вменённых А.Оношкину постах, если и имеет позитивную эмоциональную окраску, то не является публичным заявлением о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании, т.е. не содержит состава уголовно наказуемого оправдания терроризма.

Напомним, что обвинение Оношкина по ст. 205.2 УК РФ основано в данный момент на трех публикациях:
«Кто-нибудь может мне объяснить разницу между поступком капитана Николая Гастелло и поступком Хавы Бараевой?»

«Наш губернатор – Борис. Наш герой – Ирина. Это прям как с Чечней: Ваш президент – Джохар, Ваш герой – Хава».

«Это он ездил в Чечню, когда проспект Путина назывался ещё как надо – проспект Победы, и когда её президентом был её подлинный президент – Джохар Дудаев».

Эти вменённые Оношкину тексты либо сформулированы в форме вопроса (о разнице между оценкой поступков Х. Бараевой и Н. Гастелло), т.е. не являются утверждениями, заявлениями о чем-либо и не наказуемы, либо (сопоставление восприятия, вероятно, Б. Немцова и И. Славиной, с одной стороны, и Х. Бараевой и Д. Дудаева – с другой) совершенно обосновано утверждают различие в восприятии и оценки одних и тех же событий в зависимости от субъекта, либо и вовсе приводят общеизвестный факт – легитимность нахождения Д. Дудаева на посту Президента Чеченской республики, признававшуюся, в том числе, и властями РФ.

Нет никаких оснований считать, что высказывания Оношкина содержат заявления о правильности поступка Х. Бараевой, осуществившей на грузовике с тротилом таран военной комендатуры в Алхан-Юрте, и тем более, о необходимости её поддержки и подражания ей. Мы выступаем против расширительного толкования понятия «оправдание терроризма» и искусственной криминализации действий обвиняемого, учитывая положения о презумпции невиновности, зафиксированные в ст. 49 Конституции России и ст. 14 УПК РФ, неустранимые сомнения в виновности обвиняемого должны толковаться в его пользу.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», осуждая идеологию и практику терроризма, его оправдание и выступая против языка вражды и не поддерживая экспрессивный и двусмысленный тон при описании насильственных преступлений, в то же время не может не отметить, что уголовное преследование по тяжким статьям из-за такого рода высказываний не должно быть механическим, не учитывающим степень реальной общественной опасности деяния (крайне малую в данном случае и безусловно не заслуживающую столь сурового наказания).

Мы полагаем, что даже если посты, вменяемые Алексею Оношкину, и обладают неуместной неоднозначностью, они не подпадают под ограничения свободы выражения мнения, которые «предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия» (ст.10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Сложившаяся практика применения ст. 205.2 УК РФ, на наш взгляд, имеет явный обвинительный уклон и требует пересмотра. Как ранее отмечалось в докладе «Протеррористические высказывания» Правозащитного центра «Мемориал», входящего в цикл обзоров «Уголовные преследования за терроризм в России и злоупотребления со стороны государства», «нынешняя практика применения ст. 205.2 УК РФ, в целом, демонстрирует крайне опасные репрессивные тенденции. <…>Ужесточается как уголовное законодательство (минимальный тюремный срок за поддержку терроризма в интернете составляет 5 лет), так и правоприменительная практика (в подавляющем большинстве случаев обвиняемые получают реальный срок). Во многих случаях для таких уголовных дел характерен формальный подход и заметная несоразмерность наказания реальной опасности, а иногда преследование может быть местью за политические взгляды или общественно-политическую активность». Всё вышесказанное, безусловно, относится и к делу Оношкина.

Отметим также, что это не первый случай преследования Алексея Оношкина за выражение мнения. 27 апреля 2022 года Канавинским районным судом Нижнего Новгорода Оношкин был признан виновным и оштрафован на 40 000 рублей по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП РФ («Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов РФ и её граждан, поддержания международного мира и безопасности»). В ходе своего выступления в судебном заседании он заявил, что судебная система обслуживает интересы власти.

28 апреля 2022 года Алексей был принудительно доставлен на психиатрическое освидетельствование и помещён в психиатрическую больницу, где по решению Нижегородского областного суда содержался до 21 июля 2022 года.

4 июля 2022 года Оношкин был заочно признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП РФ и оштрафован на 30 000 рублей за размещение 2 марта 2022 года на своей странице в социальной сети VK публикаций, выражающих негативное отношение к российскому вторжению в Украину.

И те публикации, за которые Алексей Оношкин привлекался к административной ответственности, и те, которые, вероятно, стали основанием для его уголовного преследования, содержат правомерные утверждения и мнения о войне, ненаказуемые в демократическом обществе. Преследование и лишение свободы Оношкина явно связаны с его антивоенной позицией и высказываниями.

Особое беспокойство вызывает фактическое использование в отношении А.Оношкина инструментов карательной психиатрии. Нам неизвестны формальные основания помещения его в психиатрическое лечебное учреждение, но содержание его там в связи с незаконным уголовным преследованием на основании решений, принятых в рамках уголовного дела, в любом случае делает незаконным и содержание Оношкина в больнице.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», продолжающий работу тематической Программы ликвидированного государством ПЦ «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что уголовное дело против Алексея Оношкина является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение или изменение характера его публичной деятельности, а также устрашение общества в целом, т.е. упрочение и удержание власти субъектами властных полномочий, осуществляется исключительно из-за его ненасильственной деятельности, направленной на защиту прав человека, его убеждений, в связи с ненасильственным осуществлением свободы выражения мнения и информации.

Независимый правозащитный проект «Поддержка политзаключённых. Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», признаёт Оношкина Алексея Владимировича политическим заключённым и требует его немедленного освобождения.

Признание людей политзаключёнными не означает ни согласия Независимого правозащитного проекта «Поддержка политзаключённых. Мемориал» с их взглядами и высказываниями, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокат: Кристина Тюрина.

Как помочь

Адрес для писем:

Написать письмо можно по адресу:

603155, Нижний Новгород, ул. Ульянова, д. 41, ГКПБ № 1, 5 мужское отделение, Оношкину Алексею Владимировичу, 29.03.1990 г.р.

На нашем сайте вы можете сделать пожертвование для помощи всем политзаключённым.

Ссылки на публикации в СМИ:

ОВД-News. «Нижегородского активиста отправили в СИЗО из-за поста про обстрел драмтеатра в Мариуполе» // http://ovd.news/express-news/2022/08/17/nizhegorodskogo-aktivista-otpravili-v-sizo-iz-za-posta-pro-obstrel

ОВД-News. «Суд в Нижнем Новгороде перевел обвиняемого по делу о «фейках» про армию из СИЗО в психстационар» // http://ovd.news/express-news/2022/10/03/sud-v-nizhnem-novgorode-perevel-obvinyaemogo-po-delu-o-feykah-pro-armiyu-iz

Репортер-НН. «Это чистый Оруэлл, ребята!» Блогер Алексей Оношкин задержан в рамках уголовного дела о фейках об армии» // http://reporter-nn.ru/%D1%80%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%B0%D0%B6%D0%B8/onoshkin-ug1_5508/

ОВД-News. «СМИ: на нижегородского активиста Алексея Оношкина завели дело о «фейках». Сам он этого не подтвердил» // http://ovd.news/express-news/2022/08/12/smi-na-nizhegorodskogo-aktivista-alekseya-onoshkina-zaveli-delo-o-feykah-sam

ОВД-News. «В Нижнем Новгороде у активиста прошел обыск по делу о «фейках». Его увезли на допрос» // https://ovd.news/express-news/2022/08/16/v-nizhnem-novgorode-u-aktivista-proshel-obysk-po-delu-o-feykah-ego-uvezli-na

Идель.Реалии. «Выступившего против войны нижегородского активиста принудительно доставили на психиатрическое освидетельствование» // http://idelreal.org/a/31827231.html

ОВД-News. «Суд утвердил решение о принудительном помещении нижегородского активиста в психиатрическую больницу» // http://ovd.news/express-news/2022/06/02/sud-utverdil-reshenie-o-prinuditelnom-pomeshchenii-nizhegorodskogo-aktivista

Идель.Реалии. «Против нижегородского активиста Алексея Оношкина завели уголовное дело о призывах к терроризму» // http://idelreal.org/a/32119184.html

ОВД-News. «Суд продлил срок принудительного психиатрического лечения нижегородскому пастафарианцу» // http://ovd.news/express-news/2022/12/07/sud-prodlil-srok-prinuditelnogo-psihiatricheskogo-lecheniya-nizhegorodskomu

Дата обновления справки: 06.02.2023 г.

Новости по теме

14 Дек, 2023 | 17:16

Суд частично удовлетворил апелляцию по делу активиста Алексея Оношкина

13 Окт, 2023 | 11:07

Активиста Алексея Оношкина освободили от уголовной ответственности и назначили ему принудительное лечение

06 Окт, 2023 | 17:03

Нижегородского активиста Алексея Оношкина не выпустили из психиатрической больницы, несмотря на решение суда

18 Сен, 2023 | 13:38

Дело нижегородского активиста о «фейках» и оправдании терроризма снова поступило в суд

31 Мар, 2023 | 16:02 Овд-инфо

Обвиняемого в распространении «фейков» про армию нижегородца оставили в психиатрическом стационаре

09 Мар, 2023 | 17:29

Дело нижегородского активиста Алексея Оношкина вернули в прокуратуру

08 Фев, 2023 | 20:15

Суд продлил содержание в стационаре активисту Алексею Оношкину

06 Фев, 2023 | 14:02

Мы считаем политзаключённым нижегородского оппозиционера, арестованного за антивоенные публикации в VK